Рекомендованное

12 июля: день святых первоверховных апостолов Петра и Павла

День святых первоверховных апостолов Петра и Павла — праздник, который отмечается 12 июля по новому стилю. Он назван в честь ...

Читать далее

 Вечность Рождества

- Ба, а почему у тебя до сих пор света в хате нет? - Так его и в деревне нет. Не ...

Читать далее

В Луганске появился памятник покровителям семьи

8 июля (25 июня по старому стилю) в Русской православной церкви празднуется день двух великих святых — благоверного князя Петра ...

Читать далее

«Православная Луганщина» Май-Июнь, 2021, №3(67) (Читать номер полностью)

Дорогие друзья, номер газеты Луганской епархии "Православная Луганщина" за Май-Июнь 2021г., теперь целиком находится в общем доступе. Кому нужно посмотреть ...

Читать далее

В свет вышла новая книга протоиерея Александра Авдюгина

В свет вышла вторая книга из "Зеленой серии надежды" (изданная Сретенским монастырем) известного писателя, публициста и блогера, клирика Ровеньковской епархии ...

Читать далее

Протодиакон Геннадий Пекарчук: Газета Православная Луганщина отвечает своей миссии

Об истории и жизни главной православной газеты Республики ЛИЦ рассказывает редактор издания, руководитель информационно-просветительского отдела Луганской епархии, автор и руководитель ...

Читать далее

Чудеса Свято-Ксеньевского прихода

  Эксклюзивное интервью с настоятелем Луганского храма святой блаженной Ксении Петербургской протоиереем Сергием Викторовичем Гутенко. «Храм, как в русских былинах» Наверное, Господь ...

Читать далее

Баба Фрося

Ефросинью Ивановну все звали «баба Фрося». Даже сынок ее, неугомонный приходской зачинатель всех нововведений и участник каждого приходского события, в ...

Читать далее

Во имя духовного единения

Вряд ли есть необходимость убеждать кого-то, что сила уз духовных – самая крепкая и надежная. Могут ослабнуть любые связи – ...

Читать далее

БЛЮСТИТЕЛЬ ДУШ. Разноцветные штрихи к прямодушному портрету (Ч.3)

Светлой памяти Высокопреосвященнейшего митрополита Луганского и Алчевского Митрофана, редакция епархиальной газеты «Православная Луганщина» публикует архивные материалы с проповедями, комментариями, а также интервью ...

Читать далее


Интервью с религиоведом, руководителем Отдела образования и катехизации Луганской епархии протоиереем Александром Пономарёвым — настоятелем храма иконы Божией Матери «Умиление».


— Отец Александр, учеба в школах продолжается… Дети насыщаются информацией, которую даёт программа светского образования. Но Православная Церковь считает важным также, чтобы в образовательном процессе присутствовала ещё и духовная составляющая. В какой пропорции это было бы идеально? Какие препятствия сейчас стоят, чтобы это получалось? Или всё идёт благополучно в этом направлении, и вы довольны теми возможностями, которые созданы в Республике?

— Прежде всего, что необходимо? Необходимо выстроить Дух Соборности! Многим кажется, что раз Церковь занимается миссионерством, значит ей нужно как можно больше привлечь людей в Церковь, работая чисто на таком направлении наполнить храмы детьми, их родителями, учителями и так далее. Я думаю, что здесь даже нельзя так ставить вопрос. Почему? Потому что мы живём в пространстве культуры, которая формировалась на фундаменте христианских ценностей. Это 1000-летняя история, это 1000-летняя культура, это 1000-летний выстроенный уклад жизни, это 1000-летнее формирование государственности и общества. Потому мы, порой, даже не замечаем, что вся корневая система народного древа выросла на основе христианской нравственности, она вымолена, выстрадана и сформирована нашими предыдущими поколениями, предками, которые приняли православную веру от Византии и понесли о Спасителе нашем Иисусе Христе весть всему миру.

Это очень важно! Почему? Потому что, к сожалению, у нас отношение к вере достаточно поверхностное, порой, выстроенное через призму потребления: я — тебе, ты — мне. Это очень пагубно, потому что наше представление о вере людей, в большинстве случаев, искажено и неправильно воспринимается в личной и общественной жизни.

— То есть люди требуют у Бога и Церкви дать им то, что они хотят? Это вы называете призмой потребления?

— Принцип потребления — это когда человек через события, житейские отношения, профессиональную деятельность, в какой-то степени считает, что только в этом ему должен помогать Господь. Подчеркну — должен. Бытует мнение: «А зачем мне нужно в храм идти?» А зачем люди в храм идут? Наверное, из-за каких-то очень крайних обстоятельств в своей жизни, когда они достают из своей души вопль к Богу! Наверное, уже тогда, когда так припекло, что не на кого и не на что уже надеяться больше. И тут к Богу призывают, и ждут от Него некоего решения своего вопроса.

Если мы осознаём себя наследниками традиционной христианской культуры, то в сознании народа вырабатываются нравственные категории. К примеру: мы говорим «труд», «трудоделание», «трудолюбие». Но мы же все понимаем, что и пословицы русские народные говорят о том, что труд является одним из важных свойств человека для его развития. Или важность семейных ценностей: о верности семейному очагу, о верности и любви друг к другу, мужчины и женщины. Ведь это наши христианские основы. Они к нам пришли с принятием веры. Мы говорим о понимании того, что любовь к своей земле, это как ступенька любви к самому главному, к горнему. Но как ты можешь быть достоин горнего, если ты живёшь на своей земле и относишься к ней, опять-таки, потребительски, не отдавая ей себя в каких-то поступках, делах, молитвах, трудах? Ведь так?

…к сожалению, у нас отношение к вере достаточно поверхностное, порой, выстроенное через призму потребления: я — тебе, ты — мне. Это очень пагубно, потому что наше представление о вере людей, в большинстве случаев, искажено и неправильно воспринимается в личной и общественной жизни.

То есть, мы же с вами понимаем, что есть хорошо и что есть плохо в личных взаимоотношениях? Мы же можем с вами различить, где правда и где ложь. Где лицемерие, где сребролюбие, где гордыня и тщеславие. Даже не погружённые в богословские знания, психологические тренинги, которых сейчас достаточно много развелось, внутри себя мы понимаем, что понятия — что такое хорошо, а что такое плохо, выстроены на фундаменте евангельской идеи — человек, как образ Божий.

Когда нам некоторые говорят, мол, вот вы хотите, что-то инородное нам навязать. А мы ничего не навязываем. Мы просто хотим обратить больше внимания на свою исконную, традиционную культуру, которая нас формирует, развивает, изменяет и преображает.

Сегодня образование светское. Когда я читаю лекции по Основам православной культуры для учителей и воспитателей республики, то начинаю с ключевых понятий о духе и духовности.

Что есть в светском понимании духовность? Мы же много говорим о духовно-нравственном воспитании. А есть ли сегодня в системе образования понятие того, что есть нематериальное, чего нельзя увидеть, потрогать руками, пощупать и так далее? На помощь учителям здесь приходит русская литература, изучение произведений отечественных классиков. Это и ОПК, и уроки по истории, но межпредметного делания по изучению темы духовного развития личности нет. А как же мы хотим изменить к лучшему человека, преобразить его с христианской точки зрения, если у него нет даже начального понимания его внутреннего устроения. По крайней мере, наши дети должны знать, что эти понятия формировали всё наше прошлое, настоящее и будущее и стать движущей силой нашего народа.

Тело, душа и дух. Что есть душа и что есть высшее проявление души — дух? Откуда он берётся? Как он формируется? То есть, в этих вопросах надо научиться разбираться внутри себя и понимать с точки зрения Православия. Это есть одна из важных задач — ответить в образовании на эти вопросы.

Часто мы говорим, что не хотим, чтобы это нам навязывали. Но никто ничего и не навязывает. Есть же уже определённые направления в обществе — духовно-нравственное воспитание, духовно-патриотическое воспитание. Но это должно зиждиться на глубинном понимании роли Христа — Господа нашего в личной жизни и в жизни общества. Мы же христоцентричны. Наш Учитель — Христос, и мы идём за Ним. И то, что говорит Он нам через Евангелие, через писания и предания, через всю красоту христианской культуры, Он говорит нам о пути Спасения.

Мы говорим о понимании того, что любовь к своей земле, это как ступенька любви к самому главному, к горнему. Но как ты можешь быть достоин горнего, если ты живёшь на своей земле и относишься к ней, опять-таки, потребительски, не отдавая ей себя в каких-то поступках, делах, молитвах, трудах? Ведь так?

Наша с вами потребность — искать через Христа смысл жизни. Есть образ: наши жизни — это те маленькие ручейки, которые впадают в самую главную реку, которая несёт для нас живую воду Спасения. Эта река — Церковь. Как Ковчег из Ветхого Завета, она спасает и защищает нас от Потопа. Эти все понимания, всё это растолковывают и открывают нам пути, как жить в современном мире, но жить со Христом, и жить по христианским, нравственным законам.

Вот это наша задача в системе образования. Объединить силы Церкви и общества в единое соборное делание. Чтобы представители светской власти тоже понимали: чтобы преобразить общество нужно дать тот путь, который не надо придумывать, он давно уже есть. Его нужно понимать, изучать и, естественно, его надо внедрять. Потому такие нравственные вещи о том, что надо внедрять, которые, мы все прекрасно понимаем, как я уже сказал, мы с ними сталкиваемся в семейной жизни, в личной жизни, в профессиональной жизни, они построены на христианских основах. Они впитаны в нас. Даже в то сложное время богоборчества, в советский период, многое было разрушено, но до конца не искоренено. Многое мы утратили: понимание традиций, понятие цели в духовной жизни внутреннего человека.

Мы же знаем, что есть внешний, и есть внутренний человек. О внешнем человеке мы очень много говорим, а вот о внутреннем — ничего не знаем. А как мы можем внешне что-то преображать, если внутри у нас пустота, мы не можем ничего преобразить. Это всё исходит от человека, от личности, от его видения, от его ведения, от того, на что он обращает внимание, к чему он стремится, какие он ставит цели, к каким целям идёт, как он этого достигает, в каком пространстве он живёт, кто он есть вообще по своей сути? Поэтому задаём вопрос: «Ты кто?» Идентифицируй себя. По-разному: по профессиональному, общественному, политическому, религиозному, этническому уровню.

Есть образ выпускника. То есть — это некая поставленная задача: какой должен быть старшеклассник? Каким он должен быть выпущен из стен школы? Вот возьмите, посмотрите стандарт образа выпускника. Это же очень важный момент. Слово «образование» содержит в себе слово «образ». Для православных — это образ Иисуса Христа. Видите, сразу понятийный христианский язык идёт — образный. За долгие годы обучения и воспитания родителями, обществом, школой и даже улицей, может быть человек спортом занимался, музыкой, любым другим искусством, он у нас таким образом сформировался, достиг определённого возраста, и мы его выпускаем во взрослую жизнь. И вот какой это образ должен быть?

А какой образ должен быть учителя? Какая роль учительства сегодня? Почему сегодня мы видим кризис мирового учительства? Почему мировой? Потому что появились такие вещи, как интернет, который, в принципе, одним движением пальца выведет на тему урока, которую учитель долго готовит, чтобы рассказать на уроке. И сразу задают вопрос некоторые безумные люди: «А зачем нам тогда учительство?» Начинают звучать голоса: «А давайте создадим новую обучающую модель, уберём учителя от ребёнка».

— То есть бросим ребёнка на программы самообразования?

— Да, это программы для дистанционного обучения и всё такое прочее, как основная мера для реализации всех учебных программ самообразования. И вот тут я скажу такую узко унифицированную вещь: «Мы должны ученика научить учиться.» Это хорошо.  А какой воспитательный фактор нужен, чтобы научить учиться? Слово «научить», чтобы он учился и постоянно развивался, продолжал совершенствоваться. Здесь заложен христианский принцип: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48).

Конечно прекрасно! Но как без живого примера, без живого человека? А тогда мы уже говорим о статусности человека.

— Получается какой-то асоциальный человек у нас. Какие-то знания он приобретает, но он не воспитан обществом.

— Мы знаем, что есть для человека школа. Это один из прекрасных периодов нашей жизни. Там были знания. Там были наши любимые учителя. Там были и строгие учителя, которых мы боялись, потому что они были очень строги. Там были и добрые учителя, которым мы нервы мотали и всё остальное. Всё это было. Но там был и коллектив, и там были мероприятия. Там были друзья и недруги. То есть, это такой социум, который подготавливает человека к взрослой жизни. Не просто пришёл там и сидит на уроках, а он формируется как личность. В школьных пенатах юношей и девушек посещает такое чувство, как первая любовь. То есть, человек, он же не робот. Наоборот. Школа является громадным важным фактором возрастания личности. Потому что только сегодня в современном мире, в школе, есть ещё дух напряжения человека. Его напрягают там: надо так делать, надо так делать. Понятно, что сейчас навязывается тема, чтобы школа становилась ещё и моментом развлечения при этом. Я считаю — это пагубный путь. Развлечений зон и так хватает за оградой школ, везде и всюду. А в школе надо работать, напрягаться. Почему иногда мы слышим такое: «Мы ненавидим школу». И сразу начинаем обвинять систему. Продукт сегодняшнего времени построен на идеологеме праздности, лености, стремлении к максимальному желанию не трудиться, но блага получать.

И конечно, дети, приходящие в систему образования, сталкиваются с неким противоречием той идеологемы, которая сегодня в мировом масштабе формирует людей, которые паразитируют на идее поклонения максимальному комфорту, ради комфорта, а ещё и стремлении, чтобы этот комфорт был только у меня, для меня. Мой внешний комфорт, мой внутренний комфорт. Вот эта эгоцентричность, конечно, нарушает всю ткань образовательного делания. Образовать — это значит научить слышать и слушать, трудиться, творить, преображаться.

В христианском восприятии мы вот эти годы пытаемся соприкоснуться, открыть то пространство, что сегодня, ни какую-то параллельную линию провести, а внести органично, природно некие элементы большего развития в светское образование, чтобы туда пришло вышнее, горнее. Хотя бы понятие.

Сегодня школа — светская, можно сказать, атеистическая, материалистическая. А как же мы можем на таких идеологемах, на таких направлениях выстроить систему стремления любви к земле, к созданию семьи, любви к родине. Какое мы будущее строим? О чём мечтаем? К чему мы стремимся? Какова моя личная перспектива? Какова перспектива моих близких? Понимаете? Ведь без внутреннего, душевного и духовного устроения это не построишь. Мы можем думать очень много. Материально обеспечить школу — это тоже очень хорошо, но это всё только инструмент. Мы можем создать какие-то более прогрессивные программы, но и это тоже только инструмент.

У ребёнка должна быть внутренняя потребность к тому, чему он обучается. Это подводит его к тому, что это ему необходимо. Ведь мы не задумываемся, когда мы дышим. Но как только мы заболеваем, для нас дыхание становится очень важным и дорогим, потому что трудно дышать становится. Сегодня нам нужно выстроить потребность ребёнка к труду и стремление к благому труду. В чём благ труд? В том, что он освящён Богом. Благ только Господь. Только Он может давать возможность преображать и себя, и других.

Образовать — это значит научить слышать и слушать, трудиться, творить, преображаться.

А вот фактор отдавания себя — времени, силы, сердца, теплоты — требует, конечно, нравственных качеств. Поэтому духовно-нравственное воспитание, в этой ситуации, это совместный поиск и людей в образовании, и людей в Церкви, священства, чтобы найти такие точки соприкосновения для преображения, для совершенствования, для самообразования детей. Мы готовы сегодня сотрудничать, мы готовы по мере своих возможностей помогать, если мы вам нужны, если вы в нас нуждаетесь. Мы же не можем ничего навязывать, требовать. Это не наш дух. Мы готовы выполнять некую миссию духовной работы, которая помогает по-другому посмотреть на человека через призму: человек — образ Божий.

И для этого, конечно, нам необходимо с обществом выработать концепцию духовно-нравственного воспитания, которая предписывает чёткие понятия, понимание, какой же есть образ личности, которая воспитывается и обучается в системе нашего образования. Мы должны понять это. Если мы этого не понимаем, тогда всё тщетно. Тогда вот каша. Тогда шаг вперёд, два назад. Важен вот этот созидательный, постоянный, общественный и научный диалог между церковью и современным обществом (кто куда входит, все институции и так далее).

— Это разговор о взрослых задачах взрослых педагогов, а каким образом эта проекция опускается на уровень детей? Получается?

— А с чем мы сталкиваемся, с тех пор, как мы занялись этим вопросом? Здесь должно быть соработничество педагогов и Церкви. Если сотрудничество отсутствует, тогда не будет и созидательной, эффективной связи с детьми. Я всегда настаивал, что священник обязан быть, как наставник и духовник, к примеру, школ. То есть, постепенно, аккуратно, но системно вводит спасительное лекарство Православия в организм школы, вырабатывая, как это модно сейчас говорить, иммунитет от внешних и внутренних угроз: бездуховности, растления, грязи и всего того, что уничтожает Человечность на корню.

Но для этого должно быть понимание, какое место сегодня занимает Православие в нашем обществе. Если общество говорит нам, что этого не надо, мы сами, мы обойдёмся без Бога, то что же мы можем сделать? Если общество заинтересовано в другом, в лице всех своих субъектов, тогда идёт постоянный диалог, тогда идёт постоянный, творческий, созидательный поиск, тогда мы сможем многое вместе сделать.

— Могу только подтвердить ваши слова. Знаю, что если преподаёт любой предмет православный человек, который Закон Божий изучал, то он и замечания делает ребёнку, исходя из христианской этики. Не преподавая отдельные предметы, без выделения дополнительных часов занятий, такой педагог уже даёт ребёнку базовые ориентиры поиска, закладывает в его душу основы нашей православной культуры, о которой Вы говорите. Он, понимая всё это, объясняет природу происходящего, оперируя выдержками из Святого Писания.

— Выдержки, понятийный язык, понятие некого стремления к идеалу — это всё очень важно! Если у нас нет идеалов, то кто мы тогда? Мы тогда толпа. А толпа может быть тихой, а может быть и очень бурной, и делать очень больно. Так какой у нас идеал, если он есть? Какие у нас нравственные идеалы, к которым мы должны стремиться? Вот за всеми этими идеалами стоит высший Идеал — Бог. То есть, понимаете, вопрос состоит в чём? Наше соработничество должно строиться на серьёзном диалоге формирования настоящего и будущего образа современного нравственного человека. Какой сегодня современный нравственный человек?

Мы готовы к диалогу. Чтобы заниматься серьёзной практикой, нужно выработать дорожную карту, которая приведёт к определённой цели. А эта цель даёт уже определённый результат. И вот для этого мы должны понять, как нам сегодня побороть, преодолеть те вызовы, с которыми мы сталкиваемся. Но их же множество. Это роль учителя в нравственном воспитании подрастающего поколения, статус учителя, как человека, воистину, с большой буквы — Учитель.

Сегодня нам нужно выстроить потребность ребёнка к труду и стремление к благому труду. В чём благ труд? В том, что он освящён Богом. Благ только Господь. Только Он может давать возможность преображать и себя, и других.

А соборное и общественное решение о воспитательной работе. Какую роль в этом принимает семья? Какую роль в этом принимает школа? Или это чисто индивидуальная задача одной семьи? А может быть это задача всех нас — сформировать созидательную, нравственно богатую личность? Даются же такие задачи? Мы говорим, что на наших детей влияет западная пропаганда, которая приводит к растлению их. Но это алкание давно уже мы слышим. А что мы можем противопоставить тому развращающему и уничтожающему судьбу и личность человека через введение и полное погружение в виртуальный мир — то есть, виртуализацию человека. Но для того, чтобы справиться с вызовами современного мира, нужен диалог.

Я призываю к такому диалогу с заинтересованными людьми!

Мы попробовали за эти пять лет, мы соприкоснулись, мы набрались много опыта, потому что нас пустили в систему светского образования. Где-то получилось, где-то не получилось. Где-то пошло, где-то не пошло. Это не важно. Важно то, что мы уже начали соприкасаться с этой проблематикой, чувствовать некие тенденции. Это только первый шаг. Но мы должны иметь некую консолидацию, и понять, что Церковь православная, она, как печальница за судьбу своего народа, и она искренне хочет в лице всей иерархии Церкви, владыки, священства, прихожан, православных педагогов, нести созидательное зерно в единый организм образования. А для этого, опять же, я повторюсь, нужно всеобщее соборное желание.

Если сегодня общество хочет не просто сохранить, а и развить в себе на этом современном этапе те фундаментальные нравственные приоритеты, о чём нам говорят Заповеди Божьи, Заповеди Евангельских блаженств, это совсем другое восприятие мира, на котором формировалась наша русская земля многие века. И когда мы говорим о неких вопросах: кто мы и как мы? Если мы без Христа, мы далеки от какой-либо самоидентификации (славяне, русские и так далее). И это очень важно в этом диалоге. В этом наши красные линии.

Какие только площадки образования об этом не говорили. Повторяться не будем. Проблема заключается в концепции духовного самовоспитания. Есть программы, есть другие документы, но без концепции нам не обойтись. Это знаете, как есть паруса, есть и вёсла, есть и бочки, а корабля нету.

— А чем помогают Вам педагоги, которые регулярно собираются при храме?

— Эта площадка и создана, как этап такого диалога. Спокойного, свободного диалога между людьми системы образования и Церковью. Вот это — маленькая модель, когда люди приходят — не делаются круглые столы, которые проходят не в диалоге, а только в отчётности кто и что сделал. Это, в данном ключе, не подходит. Бывает, часто проводятся мероприятия. Может, они и важны, но, опять же, не в этом случае. В них нет такого искреннего созидательного разговора.

Это всё хорошо и важно, но для меня, как руководителя епархиального Отдела по образованию и катехизации, нужно общение, которое позволяет соприкоснуться с этой проблематикой так, чтобы каждый из нас мог высказать своё мнение по тем или иным вопросам воспитания. Не критиканством заниматься, а искать решение пути. Мы болезненно должны искать решение нашей судьбы перед Господом. Именно болезненно, потому что путь к совершенствованию, путь к развитию всегда болезненный, через преодоление, через печаль, через радости победы, через мечту созидательную. А если мы к этому не идём, то мы будем топтаться на месте. Потому, люди образования, которые формируются из приходской жизни, с которыми созданы условия для общения, они не просто помогают нам, они обогащают ещё и нас, священство. Они нам раскрывают разные стороны жизни в пенатах образования. И священник смотрит на это уже со стороны христианского восприятия, потому что, чтобы сотрудничать, нужно друг друга знать.

Если у нас нет идеалов, то кто мы тогда? Мы тогда толпа. А толпа может быть тихой, а может быть и очень бурной, и делать очень больно.

Сотрудничество требует хорошего знакомства в совместной деятельности. И оно должно, наверное, быть сегодня на фундаментальном духовно-научном уровне. Тут и практики, и люди науки, и историки, и социологи, и теологи, и психологи, и филологи, и политологи. Это объединение людей, которые чают духовное движение в своём родном народе. И тогда мы, как говориться, выстраиваем некое важное понимание развития нашего общества на традиционных нравственных основах. Только так.

Мы попытались соприкасаться, хотя и много сделали уже. Сегодня есть потребность к фундаментальному, духовному, научному подходу, в котором была бы выработана через диалог, через общение, через публикации, через живые, тематические, созидательные круглые столы именно та концепция духовно-нравственного воспитания, которая стала бы дорожной картой всего нашего общества. И тогда отсеется всё остальное, наносное, на которое мы много тратим времени, много говорим о толерантности, где пробиваются какие-то либеральные мысли со всеми недопустимыми свободами, с общемировыми ценностями, которые попраны уже давно. Мы путаемся что есть хорошо, а что есть плохо, как малые дети. А почему? А потому что серьёзно пока не занимаемся формированием вот этой важной ниши — концепции развития нашего общества.

Это очень сложный путь, но его нужно когда-то начать. Там кто-то занимается, здесь занимается. И это великие подвижники, которые занимаются этим и с детками, и с учителями. Причём, это же всё делается помимо основной своей деятельности. Это подвижники. Низкий поклон им за их активную, миссионерскую и христианскую позицию. Есть и педагоги православные, которые пытаются что-то делать, есть люди-общественники, которые болеют за свою землю. Таких много, но всё это пока — каждый на своём месте. Может быть это такой этап, а потом Господь соберёт всех вместе, чтобы прийти к важному духовному пониманию как дальше нашему народу жить.

Вспомним, кто наши духовные герои. А кто наши герои духа? На кого мы хотим быть похожи? Что мы хотим построить на этой земле? Как мы хотим жить на этой земле? Как мы хотим, чтобы жили дети на этой земле? Об этом надо сегодня говорить, писать, показывать и искать.

Это как образ подростка. Мы же говорим о переходном возрасте? Нам представляется переходный возраст, как сложное внешнее восприятие ребёнка, который непостоянен, который требователен, у которого происходят какие-то моменты, который бунтарь, который хитрит и так далее. Переходный возраст — это переход от детства к взрослости. Ребёнок очень часто так себя и ведёт, потому что он не готов к физиологическим, психологическим, душевным, внутренним, вызовам, и, порою, это мало кто объясняет. И поэтому он не знает куда ему себя деть. И сердце душевное, внутреннее меняется в это время, и он понимает, что уже оторвался от папы и мамы, ему хочется уже самостоятельности, но он не знает, что это такое, и как это сделать, и ему трудно справляться с новыми вызовами этого мира. И часто такие подростки обжигаются.

Но этот переход есть не только у человека, он есть и у общества, он есть у народа, у этноса. То есть, это есть переход к выполнению серьёзных задач. А какую задачу общество должно поставить, чтобы достичь какой-то важной духовной цели? Мы должны искать выход и решать поступающие проблемы на общем важном, глобальном уровне. Наш образ, наш старшеклассник, он состоялся как личность (через какое-то время) или нет? Мы должны это мониторить. Как его жизнь сложилась в итоге? Как сложилась его судьба? Это же важные вещи! И они связаны с нашей каждодневной жизнью, с нашей экономикой, с нашей политикой, с социальными какими-то вопросами, с нашими общественными взаимоотношениями, с отношениями поколений, к их нравственным категориям. Это всё взаимосвязано.

Поэтому вопросы духовно-нравственного воспитания, которыми мы активно начали заниматься с 2014 года, эти 6 лет, это был важный созидательный путь ознакомления Церкви, которую раньше не допускали в недра образования, чтобы мы вместе, с Божьей помощью созидали. В Евангелии, в Нагорной проповеди Иисус Христос говорит: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф.7:7-8). Эта Евангельская истина говорит о том, что надо совместно встречать, чтобы не было такого, что кто-то скажет: «А зачем это нужно нам? А нам это не интересно».

Беседовала 

корреспондент «Православной Луганщины»

Светлана Тишкина

Еще интервью с отцом Александром Пономаревым