Но вот, пришел какой-то час, и этот человек, жизнь которого была так уродлива, была в таком противоречии с его именем и как бы с его глубинным призванием, вдруг оказался лицом к лицу с Спасителем Христом. Он хотел Его видеть, и для этого он не побоялся подвергнуться глумлению, насмешкам своих сограждан. Человек, вероятно, пожилой, по земному достойный, богатый, взбирается на дерево, потому что он слишком мал ростом, чтобы через головы других людей увидеть Спасителя. И Спаситель, проходя мимо, как говорит Евангелие, его видит… Разве Он не видел других людей? Конечно, видел! Но в тот момент Христос заглянул в глубины этого человека и увидел, что не напрасно он назван святым именем справедливости, святым прозвищем праведности. И Христос его подозвал к Себе; Он поверил самому святому, что в этом человеке было где-то зарыто, зарыто всей его жизнью, затуманено всем. Он вошел в его дом, и когда Закхей вгляделся в своего Спасителя, увидел в Нем полноту человеческого величия, бесконечную крепость и бесконечное милосердие, любовь до креста, жалость и сострадание, и вместе с этим неумолимую правду и праведность — он сломился. Годы и годы недостойной жизни вдруг, как пыль, разлетелись, и остался перед Христом человек, настоящий, подлинный человек, способный на покаяние, способный сказать, что если он чем обидел кого бы то ни было, он четверицею ему возвратит, и если он кого-нибудь унизил или отнял клеветой — он все ему сполна отдаст…

Он поверил во Христа, он поверил в себя самого, он поверил в человеческое величие, в святость и дивность человеческого призвания, он почувствовал, что быть таким, каким он прожил все годы своей жизни, — недостойно. Он захотел вырасти, как говорит сегодняшнее Послание, в полную меру роста Христова, вырасти в стать человека. Он стал действительно через веру сыном Авраама.

Годы и годы недостойной жизни вдруг, как пыль, разлетелись, и остался перед Христом человек, настоящий, подлинный человек, способный на покаяние, способный сказать, что если он чем обидел кого бы то ни было, он четверицею ему возвратит, и если он кого-нибудь унизил или отнял клеветой — он все ему сполна отдаст…

Что же нам мешает пройти тем же путем? В прошлое воскресенье нам был представлен образ слепого Вартимея, который не мог видеть ни сияющего солнца, ни осиянного мира, ни проходящего Христа, ни ближнего своего, ни себя, ни пути перед собой, и Христос открыл ему очи на все. Закхей представляется нам примером человека, который способен преодолеть другое зло, удерживающее нас на пути жизни. Да, мы тоже слепы, мы тоже неспособны видеть мир, осиянный благодатью, Христа, действующего в нем царственно, ближнего своего, и пути своего. Но мы еще ослеплены иным образом: тщеславием, страхом перед судом человеческим. Мы видим, мы не совершенно слепы, но Бога мы не видим, а видим только насмешливые, пугающие нас лица людей, читаем на этих лицах осуждение и насмешку, когда так часто на них написана жалость, боль о том, что мы так унижены, так недостойны себя самих. Лицемерный человек, по слову Иоанна Лествичника, это человек, который Бога не боится, а перед людьми дрожит и пресмыкается: разве мы не таковы? Кто из нас для того, чтобы лицом к лицу предстать перед Спасителем своим Христом, способен, как Закхей, поставить себя в такое положение, в котором все его осмеют? Разве мы способны на это? Как редко мы бываем достаточно мужественны, чтобы лицом к лицу встретить насмешку и поругание!

…мы тоже слепы, мы тоже неспособны видеть мир, осиянный благодатью, Христа, действующего в нем царственно, ближнего своего, и пути своего. Но мы еще ослеплены иным образом: тщеславием, страхом перед судом человеческим.

Закхей этого не побоялся, и вот о чем он нам говорит: не бойся человеческого суда, не бойся его насмешки, не бойся!.. Не будь ослеплен лицами, множественными лицами людей, посмотри на единственный лик, который есть подлинно человеческий Лик, Лик Христа, твоего Бога и твоего Брата по человечеству, твоего Спасителя; забудь все, вглядись в Него и открой Ему дверь в свою жизнь, в свое сердце, в свой ум! Откройся Ему до конца! Открой свой дом, свое сердце, свой ум — но дорогой ценой. Закхей не только преодолел страх перед людьми, но он дал слово, которое он выполнил, выправить свою жизнь. Вот второе его нам наставление: если мы хотим стать детьми Авраама, т.е. детьми веры, мы должны быть готовы выправить жизнь ценой чего-то, как сделал это Закхей.

Не будь ослеплен лицами, множественными лицами людей, посмотри на единственный лик, который есть подлинно человеческий Лик, Лик Христа, твоего Бога и твоего Брата по человечеству, твоего Спасителя; забудь все, вглядись в Него и открой Ему дверь в свою жизнь, в свое сердце, в свой ум! Откройся Ему до конца!

Вдумаемся в этот образ, как мы вдумались в прошлое воскресенье в образ Вартимея слепца, и приступим в эту неделю по-новому, смело, радостно к тому, чтобы, открыв глаза, преодолев слепоту, теперь увидеть единственное на потребу и стать свободными людьми. Не будем рабами своей слепоты, рабами своего страха, рабами любого человека, который захочет нас взять в плен, рабами того, что нам принадлежит, что мы приобрели, чем мы обладаем и что нами на самом деле обладает. Станем свободными и пойдем одним шагом дальше в глубины Царствия Божия, в радость полноты жизни, полноты меры роста Христова. Аминь!

Митрополит Антоний Сурожский