Рекомендованное

Откровение о блудном сыне. ВОСКРЕСНОЕ ЕВАНГЕЛИЕ (Лк. 15, 11-32)

Второе подготовительное к Великому посту воскресенье издревле посвящено в Церкви евангельской притче о блудном сыне. Вот как излагает ее Евангелие от ...

Читать далее

Преображенная святыня: 73 года Никольскому храму в Ровеньках 

«где сокровище ваше, там и будет сердце ваше» (Мф. 6,21) 14 августа сего года исполнится 73 года с того дня, когда православные ...

Читать далее

Главная задача священника - привести ко спасению людей

На одной  выцветшей от времени фотографии изображены несколько холмиков свежих могил, а за ними – люди в шинелях. За спинами ...

Читать далее

Студенты ЛГПУ отпраздновали День православной молодежи

Команда студентов из Луганского государственного педагогического университета (ЛГПУ) приняла участие в культурно-образовательном проекте Межрегиональной просветительской общественной организации «Объединение православных учёных». ...

Читать далее

Колокольный звон Веселой Горы

28 июля весь православный мир устремился в древнюю столицу Киевской Руси – град Киев, где широко отмечались исторические события 1025-летней ...

Читать далее

А настоятель молится

Рядом со строительным вагончиком, переделанным под маленькую церквушку с небольшим куполом и крестом над ним строился большой каменный храм. Долго строился. ...

Читать далее

Что нужно знать о Сретении Господнем?

Праздник Сретения Господня Православная Церковь отмечает 15 февраля. Что значит слово «Сретение»? Самый частый вопрос, который можно услышать по поводу Сретения: «Так, ...

Читать далее

Вселенские учители (+МОЛИТВА святителям)

 12 февраля Православная Церковь празднует собор вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Вселенских – имеющих значение ...

Читать далее

Века переживший храм

Самому древнему на луганщине деревянному храму более 230 лет. Деревянная церковь простояла практически в первозданном виде более двух веков. И ...

Читать далее

Да укрепится сила уз духовных!

   Как свидетельствует Священное Писание, Иисус Христос является «Главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем (Еф. ...

Читать далее

Тут есть, пожалуй, один-единственный ответ. Он заключается в следующем: человек всегда стремится к Богу. Нормальное состояние человека — в той или иной степени быть связанным с Высшим, с Идеалом.

Даже когда этот идеал в сознании человека искажён, обеднён. Даже когда он превращён вообще во что-то светское.

И всё-таки эпоха сталинизма, маоцзедуизма и прочих «измов» — показала, что человек, у которого отнят Бог насильственно, — всё равно стремится к псевдо-Богу. Он заменяет истинную веру идолопоклонством, и всё равно инстинкт стремления к Богу сохраняется.

Но совсем иначе выглядит дело, когда мы ставим вопрос: А почему же христианство?

Священные книги? В каждой религии есть священные книги, иногда очень высокого качества и высокого духовного полёта и поэтического свойства. Многие священные книги Востока — ну скажем, индийские: Махабхарата, Бхагаватгита как часть её, буддийские сутты — имеют богатое содержание и написаны великолепно. Что тогда ещё?

Искусство? У нас сейчас часто восхищаются древнерусским искусством. Да, я сам очень его люблю, и оно для меня неотделимо от всей духовной культуры; но говоря объективно, если смотреть не пристрастно, как я, а со стороны, — то искусство древней Греции с её религией, искусство индийской духовности, все пагоды, все храмы… (А в мечетях разве нет своей прелести? Я был в Бухаре, смотрел на мечети — в них тоже голос Божий как-то запечатлён)… И если брать эстетические критерии, то — кто знает, это субъективно, может быть, 3 тогда религия Зевса и Афины будет лучшей… Есть много древних (и новых) прекрасных культовых сооружений, у всех религий, поэтому христианство не может сказать, что оно обладает здесь козырной картой. Тогда почему же христианство?

Нравственность? Да, конечно. И я рад, что сегодня в нашем обществе признают высокие нравственные ценности христианства. Но было бы ложью и пропагандой утверждать, что за пределами христианства не существует нравственных ценностей. Это говорится либо в пылу полемики, либо от невежества.

Я не имею здесь возможности вам пересказать нравственные доктрины всех народов, но безусловно высокие этические идеи содержатся в писаниях стоиков, буддистов. Естественно, в Ветхом Завете (который, хотя и связан с христианством, но всё-таки дохристианская религия). Да, конечно, там есть и иные мотивы. Да, в Ветхом Завете есть суровость, которой, ках утверждают у нас, нет в Новом. Но это тоже аберрация сознания. Ибо Господь наш Иисус никогда не был сентиментален, и суровых обличений у него достаточно. Надо читать Евангелие только с помощью розовых очков, чтобы не слышать голос: «Горе вам, книжники и фарисеи!» или: «Отойдите от меня, проклятые, в огонь вечный!». Это же не сентиментально!

Конечно, у христианской этики есть свои особенности. Тем не менее, если б кто-то пришёл со стороны и начал сравнивать этику христианства и этику, скажем, стоицизма (Эпикура, Эпиктета, Сенеку — тех, кто жил почти в евангельскую эпоху), нашёл бы там очень много общего с Евангелием, хотя греческие философы ничего этого не читали.

Но в чём же дело тогда, почему христианство? Не остаться ли на позиции окончательного плюрализма религий? На позиции, согласно которой Бог открывается или познаётся в любой форме религии? И в таком случае исчезает (идея и вера в) абсолютность христианства.

Так вот. Мне кажется, ничто не доказывает абсолютность христианства, кроме одного: кроме Иисуса Христа. Ибо каждый из учителей, создавших мировые религии, я уверен, говорит нам истину.

И давайте прислушаемся к ним. Будда говорит, что он достиг состояния абсолютной отрешённости после долгих и упорных упражнений. Мы можем ему верить? Можем, почему нет, это великий человек, он добился этого.

Греческие философы говорят о том, с каким трудом интеллект добирается до идеи Бога и духовного мира. Это истина.

Или Магомет, который говорил, что он ничтожно себя чувствовал перед Богом, что Бог ему взял и открылся, сам он перед Ним как муха. Можем мы верить? Да!

И вот среди них единственный, который говорит от своего лица как от лица Бога: «А Я говорю вам», или, по Иоанну: «Я и Отец одно». Никто из великих учителей мировой религиозной мысли никогда ничего подобного не говорил. Таким образом, единственный случай в истории, когда Бог открывает себя через конкретного человека в некой абсолютной полноте, — это тот случай, который мы имеем в Евангелии.

Иисус, проповедующий мораль, — это исторический миф. За одно это не могли б его распять.

Иисус, назвавший себя мессйей? Ну, почему ж тогда не распяли Бар-Кохбу, который тоже называл себя мессией? И много было лжемессий. Чем вызвал он такую любовь и такую ненависть? «Я есть дверь», — сказал он. Дверь в вечность. И мне кажется, что всё ценное в христианстве лишь потому ценно, что оно Христово. Если оно не Христово, оно в такой же степени принадлежит исламу или буддизму.

Всякая религия есть путь к Богу, догадка о Боге, приближение человека к Богу. Это вектор, устремлённый снизу вверх. А явление Христа — это ответ. Это вектор, идущий с неба к нам. С одной стороны — находящийся в рамках истории, с другой стороны ни на что не похожий.

Христианство потому уникально, что уникален Христос.

(Протоиерей Александр Мень. «БЫТЬ ХРИСТИАНИНОМ»)