Серафимова канавка Луганского прихода

Рекомендованное

Что мы не знаем об исповеди?

В современную напряженную эпоху, незнающие о Христе люди прибегают к психиатрам, чтобы найти какое-нибудь облегчение, которое зачастую есть нечто неопределенное. ...

Читать далее

Церковь вспоминает Обновление храма Воскресения Христова в Иерусалиме

В субботу 26 сентября Православная Церковь вспоминает торжество по случаю освящения храма Воскресения Христова в Иерусалиме, построенного равноапостольным Константином Великим и его матерью ...

Читать далее

Икона

Икону принесли вечером. С утра звонили, потом в храм пришли. Все уши прожужжали рассказами о древности образа, ее красоте и ...

Читать далее

Живица

Отец Стефан прекрасно знал, что такое ладан. Более того он даже помнил, как древние Святые Отцы каждение определяли, что огонь ...

Читать далее

«Гражданский брак – иллюзия или суровая реальность?»

В последнее время явление так называемого «гражданского брака» стало довольно масштабным. С каждым годом увеличивается число пар, живущих в «гражданском ...

Читать далее

Письмо «от Ванги»

Думаю, не открою большого секрета, если скажу, что каждый из нас стремится к счастью. И каждый человек в понятие «счастье» ...

Читать далее

Нет лучше службы, чем служение Богу

Храм в честь Святых равноапостольных Константина и Елены, что в поселке Юбилейный, появился семнадцать лет назад. Для истории храма это, ...

Читать далее

«Придите ко Мне все». ВОСКРЕСНОЕ ЕВАНГЕЛИЕ (Мф. 22, 1-14)

Сегодня мы слышали притчу о царе, устроившем пир, позвавшем всех на это великое торжество. Но вместо того, чтобы откликнуться, вместо ...

Читать далее

Александр Невский: только факты

+Князь Александр Ярославович родился в 1220 (по другой версии — в 1221) году и скончался в 1263 году. В разные годы ...

Читать далее

11 сентября: Усекновение главы Иоанна Предтечи

«Нет судьбы более величественной и более трагичной», — писал митрополит Сурожский Антоний в своей проповеди на Усекновение главы Иоанна Предтечи. ...

Читать далее


Редакция епархиальной газеты «Православная Луганщина» предлагает окунуться в атмосферу любви и благодарения Господу прихода священномученика Киприана и мученицы Иустины, узнать удивительную историю создания этого храма и о дальнейших планах обустройства церковной территории, расположенной на аккуратном пустыре за театром «На оборонной».


 Рассказывает настоятель храма протоиерей Игорь Лапин.

Создание прихода

— Мой дом находится недалеко от храма. Я родился, вырос и всю жизнь прожил на ул. Челюскинцев, поэтому отлично знаю людей, которые проживают по соседству. В конце девяностых годов я часто слышал, как семьи жаловались на засилье сект. Я насчитал около пятнадцати различных сект, обосновавшихся в этом районе. И там такие деятели были, что и чудеса по расписанию творили. На улице Луганской Правды, например, к ним приезжал грузовик, они борта раскрывали, ковром пол застилали, выставляли несколько скамеек, приглашали людей, в том числе и детей, раздавали им жвачки, ещё что-то такое наподобие. Плясали они там, не плясали, но выступали прямо с грузовика и обращались к людям, чтобы те обращались в их веру.

Ко мне подходили люди, просили, чтобы я, как священник, как-то оградил их детей от влияния этой секты. Но, а как я мог оградить? Вера— это же дело добровольное. Разве что мог собрать людей и рассказать им о том, что здесь творится. А тогда храмов в Луганске было ещё очень мало.

Люди обращались с этим вопросом даже к архиерею. Владыка Иоанникий (Кобзев – ныне на покое) тогда мне сказал, что надо бы в том районе организовать православный приход, чтобы от этой нечистой силы мы могли людей избавить. А кто у нас избавляет от нечистой силы? Это священномученик Киприан и мученица Иустина.

— Вот и займись этим. Ты же говорил, что всех знаешь там. Собирайтесь и регистрируйте общину во имя этих святых, — сказал мне владыка и благословил.

Я ходил по улицам и всё думал, где же тут обосновываться? Мне понравилось место на ул. Луганская Правда. Оно выходило на дорогу, на трамвайные линии. Как раз широкое место такое получалось, и там, ликом на восток, можно было поставить православный храм. Но когда я стал вопросы задавать в администрации, мне ответили: «Вы пойдите, и посмотрите на то место. Там же все канализационные люки в красный цвет выкрашены. Это вам о чём-то говорит?»

Мне это ни о чём не говорило. И тогда мне объяснили, что красный цвет говорит о том, что там опасно проводить какие-либо земляные работы. Там такие коммуникации проходят, что никто никому не разрешит ничего строить. Мне посоветовали поискать другое место.

Я ходил-ходил, увидел этот скверик. Можно было что-то сделать из него. Написали мы прошение зарегистрировать православную общину, чтобы получить земельный надел. В Горсовет обратились, а там сказали, что Архитектурный отдел возглавляет армянин, который на этом самом участке хотел построить армянский храм. Это хоть и православный приход, но есть и некоторые отличия с РПЦ. Когда мы становились православными, армяне воевали и не присутствовали на Вселенских соборах. И поэтому отношение у них к Христу немножко не такое, как у нас. Христос у них только Божество, ничего человеческого в нём нет, никаких нисхождений не было.

«Так как вы думаете, кому это место под храм отдадут с подачи главного архитектора? Конечно армянскому приходу. А нам разницы нет, кому отдавать. Вы верующие люди, между собой, думаю, и разберётесь», — сказали в администрации.

А это был конец 99-го года. На сессии Горсовета поставили этот вопрос. Я и четверо моих помощников на ступеньках снаружи стояли, нас вообще не пустили в здание. И когда депутаты вышли, то сказали, что вообще не понимают, что случилось. Чудо какое-то произошло! Нам отдали эту землю.

В общем, перед Новым 2000 годом мы получили эту землю под застройку православного храма.

Приход в честь сщмч. Киприана и мц. Иустины был создан по благословению Высокопреосвященнейшего Иоанникия, митрополита Луганского и Алчевского весной 2000 года.

 Начало служения

— Мы продолжаем молиться, чтобы Господь помог нам в строительных делах. Ещё никто не знал о Матроне Московской, а мы ей уже в те годы усердно молились: «Матушка Матронушка, помоги нам возвести храм!»

Стали мы думать, как нам начать служение на этом месте. Выклянчил я три небольших строительных вагончика. У двух я обрезал торцы и сварил их между собой. Обили фанерой внутри, покрасили, поставили две буржуйки внутри. Приспособили помещение под служение, алтарь сделали, ещё и свечной ящик получилось отделить. Развесили иконы. А иконы у нас были старые. Среди них и большие, метровые были. Запах хороший от них стоял. Такая красота получилась в итоге! Своими руками сделано всё! А третий вагончик мы поставили, чтобы можно было сторожа поставить там.

Первая Божественная Литургия была отслужена во временном помещении храма 7 апреля 2000 года на праздник Благовещение Пресвятой Богородицы. И началось регулярное Богослужение в нашем храме.

Стали мы думать, как забор поставить, чтобы церковную территорию оградить, потому что все ходят по ней, приезжают машины с любовными парами, а потом мусор, экскременты всякие выбрасывают в окна и уезжают. Им всё равно было: храм тут будет, не храм. Мы выходили каждое утро с граблями, собирали мусор и резиновые отходы их деятельности. Противно было.

 Пожар в храме

Потом случилось так, что сгорел наш храм-вагончик. У нас же рядом секта была, и они старались с нами познакомиться. Заходит парень, гитара у него за спиной на ленте висит, руку тянет и говорит: «Здравствуй, так мы теперь будем дружить?» Я ему отвечаю: «Ну, хорошо, будем дружить». Он спрашивает: «А ты меня не знаешь?» Отвечаю: «Нет, не знаю. Но я рад, что ты пришёл». «Так я пастырь из той церкви», — говорит. Говорю ему: «Ну, хорошо».

А потом прошла неделя и эти артисты, они баптисты были, поставили крест на своём храме. Я иду и спрашиваю: «Друг мой, а что случилось? Вы же всегда боролись с крестами, а тут поставили». А он отвечает: «А мы церковь прогрессивная». О, как! К ним часто приезжали гости-иностранцы, скорее всего, американцы. А забора у нас тогда ещё не стояло, и они ходили всё время мимо вагончика через наш участок.

Один раз слышу, идут, на английском разговаривают. Прошли мимо, не зашли вроде в вагончик. А потом мы захотели выйти наружу, а дверь не открывается. Благо, что у нас вторая дверь была. Я вышел через алтарную, посмотрел, а они навесили на входную дверь в храм замок амбарный. Вот такие мелкие неприятности они нам стали делать. Поэтому мы боялись оставлять вагончики без сторожа.

Вот сторож утром, в 6-30, звонит и сообщает, что горит наш храм. Я прибежал, он сказал, что всё было тихо, и вдруг загорелось. Пожарный сказал, что в уголочке там одном видно, что был совершён поджёг. Не пойман — не вор, говорят. Обвинять никого не буду, но понятно, кому наше присутствие здесь не нравилось. Часть икон и утвари мы успели вынести, часть — погорело.

Приезжает мой хороший друг, священник и спрашивает: «Ты чего тут плачешь стоишь?» Я рассказываю о беде. Он мне говорит: «Ты же человек верующий, беды такой не бывает у Бога. И эта беда потом тебе обернётся в радость. Люди жалеют несчастных, посмотришь, что потом будет».

А у меня состояние было, как будто я родного человека потерял. Стою, а у меня воздуха не хватает, чтобы дышать. Тут люди начали собираться. Говорят, да не переживайте вы так, всё будет хорошо. Они принесли из дома инструменты, краску, какие-то простыни, завесили эти стены обгоревшие. И к обеду у нас уже так беленько всё было. Гарью, конечно, пахло, но её запах краски немного перебивал. Мы там ещё и стол поставили, хлеб на него положили, суп какой-то сварили, и всех, кто приходил помогать, мы кормили. И у нас сейф стоял с прорезью, мы его выносили во время пожара, а когда стали назад заносить, он полный денег оказался. На эти пожертвования мы отремонтировали храм. Новую фанеру купили. Он у нас ещё краше стал.

В гости к преподобному Серафиму Саровскому

А я тогда в Петро-Павловском соборе ещё служил. Там, одна из первых в Луганске Воскресная школа была. И нам повезло, мы договорились поехать в паломническую поездку, чтобы детей поблагодарить за их усердие в учёбе. И мы в мае месяце решаем ехать в Москву и Дивеево.

Я тогда такой самоуверенный молодой человек был. Детей полный автобус набрал — всё, едем! С нами поехала учительница одна и моя попадья. И когда мы отъехали на 50 км, я тогда только понял, что поступил несколько самоуверенно. 30 детей, и они все смотрели на меня и говорили, что они хотят кушать, хотят пить, в туалет хотят. У кого-то что-то зачесалось, кто-то за мамой соскучился. Я тогда и задумался, как же мне с ними быть со всеми? Их надо и кормить, и в туалет водить, и умывать, и переодевать. Я понял, что погорячился немного, но мы продолжили путь к Москве, и уже утром были в столице.

Когда автобус остановился, я подумал, что если я их сейчас выпущу, то больше не соберу вместе. А они насиделись в автобусе, как муравьи все рассыпаются. Я им раздал всем свой номер телефона. Если что-то с кем-то случится, чтобы мне могли сообщить.

В храме Христа Спасителя один-таки ребёнок потерялся. Я уже и искал, и молился, и к храму подошёл, прислонился к его стене, молю Христа-Спасителя, чтобы только нашёлся. Вхожу внутрь, стоит мальчишка. Спрашиваю: «Где ты был?» Он отвечает: «Гулял просто». Вот что ты с ними будешь делать такими?

Когда ехали в Дивеево, я уже приспособился: варил им огромный котёл кулеша, они половину съедали, потом бегали, прыгали, снова прибегали кушать. Прямо из котла своими ложками выгребали остатки, и только потом мы отправлялись в путь дальше.

Приехали в Дивеево. По ступеням храма поднимаюсь, а сам думаю: «Это какая милость Божия! Мы доехали». А там такая площадочка была на ступеньках. Сидит на ней женщина. Грузная, в подряснике или в чём-то похожем на него. Она, как будто мы знаем друг друга много лет, говорит: «Ну как?»

Я отвечаю: «Да вот, переживаю».

Она мне: «Да чего переживать? К батюшке Серафиму едешь и ещё переживаешь?»

Соглашаюсь: «Да, грешен».

Она говорит: «Иди и радуйся теперь!»

Я ещё немного с ней поговорил, а потом иду и думаю: «С кем я говорил? Кто она такая?»

Зашли мы с детьми в храм, а я перед этим сказал детям, что в этом храме находятся мощи святого преподобного Серафима Саровского, вещи и чеботочки его стоят, а ещё там сухарики будут раздавать. А народу в храме много. К этому всему нужно было ещё как-то подойти. А когда дошли, служба уже заканчивалась и сухариков нам не хватило. Мощи, как нам сказали, их тоже не всегда открывают, поэтому навряд ли у нас сегодня получится приложиться. Но хоть дошли уже до раки.

Там стояла женщина, очень начитанная по истории Дивеево. А тогда ещё канавка не была выложена, как сейчас. Она нам говорит: «Пойдёмте, я вам покажу, где была эта Серафимова канавка».

Мы вышли, а там людям давали какую-то кашу. Мы накормили детей этой кашей. Только доели, приходит монахиня и спрашивает: «Кто из Луганска здесь?»

Я отозвался. Она говорит: «Идите, там для вас мощи открыли». Я детей собрал, повёл обратно в храм. Там для нас достали ещё и ботиночки отца Серафима. Матушка стояла рядом с ракой. Каждый подходил, целовал мощи святого, и она его стукала этим ботинком по голове, приговаривая: «Чтоб умным был, чтоб умным был…».

А потом нас повела уже та женщина на место, где канавка раньше была. Её большевики много раз зарывали, но там Богом вдохновенные люди всё ходили-ходили такими маленькими шажками, и каждый из них бросал в канавку семечко дерева.

«— А теперь, посмотрите», — говорит женщина. «— Видите, деревья кольцом стоят? Это и есть знаменитая канавка преподобного Серафима Саровского. Люди деревья сажали, чтобы не потерять это место. Есть правило здесь читать молитву Пресвятой Богородице. Вот и вы идите по этой канавке и читайте».

Мы свечки зажгли и пошли вдоль канавки, вычитывая правило. Но мы же дальше пошли в своих желаниях. У нас же автобус был. Поэтому мы попросили разрешения набрать из этой канавки земли. Нас благословили, и мы несколько пакетов святой земли, по которой Богородица ходила, батюшка Серафим ходил, и богомольцы ходили, набрали и отнесли в автобус.

После того, как нас поселили в гостиницу, эта же женщина повезла нас показать все святые купели, какие в тех местах были. Мы и все водоёмы посетили, и место, где батюшка Серафим на камне стоял. А это было 8 и 9 мая, вода была невозможно холодная. Но наши дети купались. Только одна девочка отказалась. А все остальные — бегали, прыгали, довольные такие были. Собирали камушки у водоёма, потом привезли их сюда, как святыньки. Ни один ребёнок даже не чихнул после этих купаний. Все сложилось чудесно!

 Возвращение из Дивеево. Планы по строительству

И когда мы ехали домой, рассуждали, что мы будем делать дальше. А мы же поставили пока только вагончик. А предстояло ещё и храм построить посреди сквера. И вот мы, когда ехали, рассуждали, каким он будет. По планам он должен был быть, как храм Александра Невского по архитектуре. А малый храм мы должны поставить первым там, где он сейчас стоит. Во имя кого — вопросов не возникало. Конечно же, мы теперь каждый день будем вспоминать батюшку Серафима. И решили, что тот храм, который мы будем строить первым, будет у нас храмом в честь прп. Серафима Саровского. А в большом храме, верхний — мы посвятим свмч. Киприану и мч. Иустине, а нижний — старице Матроне Московской. Тогда уже обещали, что её канонизируют. Так оно потом и произошло.

 Серафимова канавка Луганского прихода

К тому времени, когда мы приехали из Дивеево, уже была вырыта траншея под фундамент забора вокруг нашей территории. Смотрим мы на неё и говорим: «Так у нас, оказывается, своя канавка имеется». Вот мы два мешка земли, которые набрали из канавки прп. Серафима, рассыпали по нашей канавке и стали ходить по ней и молиться, чтобы прп. Серафим помог нам возвести храм.

 Мы строили, строили…

И в 2002 году мы начали строить уже капитальный Свято-Серафимовский храм. Мы стали привлекать людей на строительство храма.

Я говорил: «Давайте здесь построим с вами хоть что-то, хоть фанерочку в начале поставим». «Нет, — отвечают, — надо из кирпича строить». Я им: «О, так из кирпича ещё лучше! Давайте строить из кирпича, ну хоть небольшой такой храм».

«Первый камень под строительство храма был заложен в 2002 году настоятелем протоиереем Игорем (Лапиным) и клириками храма – протоиереем Дионисием (Ермаковым) и протоиереем Сергием (Каплуном) по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Иоанникия», — из официальной истории прихода.

Вырыли мы котлован под фундамент и начали строить, строить, строить. На средства прихожан, сочувствующих нам людей мы дружно принялись возводить этот красивый храм.

Тогда чем отличалось, я и в Петро-Павловском тогда служил, и на Третьем километре, было ещё постсоветское пространство и верующие люди в храмах — это были в основном старушечки. Самоуверенные такие. И когда священник заходил и говорил: «Я хотел бы вам сказать, как надо себя вести…» Они отвечали: «О! Поперебывало вас тут… Мы сами знаем, как и что».

Они могли и пожаловаться архиерею, чтобы сменил священника, если им не понравится. А когда образовывалась у нас новая община, таких старушек здесь не было. Здесь появились люди, которые были воодушевлены верой. Шли ни куда-то, а шли на пустое место храм строить. Поэтому у нас сложилась чудесная, необыкновенная община. Очень тёплые отношения сложились с людьми. У нас кто-то отрез ткани принесёт, кто-то кусок парчи раздобудет, мы вместе благоукрашали этот храм.

И с 2002 года у нас пошло дело, и в июле 2005 года мы поставили Свято-Серафимовский малый храм. Первую литургию мы отслужили на Казанскую икону Божией Матери. Освятил храм владыка Иоанникий в честь преподобного Серафима Саровского.

 Забор

Интересно с забором у нас получилось. Мы не знали с чего его строить, как его строить. А это ещё годы были, когда всё продавали, всё распродавали с предприятий. Тогда ВВАУШ расформировывали, а их территория была обнесена забором (копья с перекладинами стояли). Я попросил, чтобы мне его продали. А денег у меня не было тогда. Так мне его отдали за два мотка катанки и две бутылки коньяка. Даже бумагу выписали. Пошёл я с этой справкой, которую выписали, а меня арестовали. Забрал у меня машину офицер какой-то.

Я пришёл в храм, сижу такой скорбный. Идёт парень, спрашивает: «Батюшка, что случилось?» Я поделился горем. А он мне говорит: «У меня есть одно предложение: хотите, я забор сделаю каменный?» Говорю: «Хочу». А я даже имени его не знал. Богом Ангелы посылаются!

Утром прихожу — трактора уже работают вовсю. Камень привезли и сделали капитальный каменный забор вокруг церковной территории.

«2 августа 2005 г. храм был освящен правящим Архиереем. После этого праздничного урочистого события был совершен крестный ход вокруг храма, на котором служители храма по всему периметру его территории посыпали великую святыню Дивеевской пустыни — земельку с канавки Пресвятой Богородицы.

Сама Владычица Небесная обещала преподобному старцу Серафиму, что ни одно зло не пройдет сквозь этот святой круг до Второго пришествия Христа.

В храме находится скуфья святого Серафима, которую он носил в своей земной жизни. Посредством этой святыни чудотворец не раз даровал исцеления болезней, оказывал помощь в нуждах и всяческих жизненных обстоятельствах верующих и прихожан святого храма.

Также в храме преподобного Серафима Саровского существует добрая православная традиция. Считается, что обойдя вокруг этого храма, венчающиеся по молитвам святого Серафима получают духовно здоровый и крепкий брак. И рождённые от этих браков дети будут всегда защищены преподобным Богу старцем.

В храме в течение недели проводятся разъяснительные беседы для начинающих и укрепляющихся в вере православных христиан», — из официальной истории прихода.

Строительство воскресной школы

Конечно, мы хотели построить ещё и большой храм в честь свмч. Киприана и мч. Иустины. Несмотря на кризис, я пытался собирать стройматериалы: привёз плиты перекрытия, сколько-то шлакоблока, всё это сложено было на территории. Собрал я людей, которые могли помочь финансово, говорю: «Давайте хоть одно здание построим, потому что мне надо где-то просфоры печь, где-то переодеться, поработать надо, а бытовой пристройки нет. И мы в начале 2008 года планируем построить админздание для занятий воскресной школы и других бытовых нужд прихода.

Вырываем мы фундамент, заливаем его до нуля. Но весна 2008 года — кризис. Все мои близкие говорят: «Мы сами голодные. Помочь больше не можем». И фундамент у нас залит, и материалы есть, а продолжить строительство не можем.

Но слава Богу за то, что уже есть. Если идёт разговор, что будет строиться, то это уже Милость Божия! Мы снова просили людей поучаствовать. Как это благодарно, как это свято, честно для Бога и искренне! Кирпичики, кирпичики, кирпичики… По одному кирпичику складывалось. Люди платили деньги, мы брали краску и на каждом кирпичике писали имена тех, кто пожертвовал на этот кирпичек. Денег нет ни у кого, и нет этих спонсоров, а дело потихоньку всё равно делается. Такое всегда держалось Милостью Божией. Боженька всегда даёт нам столько, сколько мы можем понести.

В настоящее время мы уже возвели стены и вышли под крышу. А здание при храме мы покрыли деревом, а теперь уже будем крыть металлом. Останется поставить окна, пол сделать и можно будет заходить. Останется только решить проблему с подключением газа, потому что у нас пока нет зарегистрированного объекта под газифицирование.

Любимая община

Ещё хочу сказать о нашей общине. Это чудо! Здесь настолько живёт Любовь, что её ощущаешь буквально во всём. Иногда я и сам себе не верю, но эти люди по-другому живут, по-другому чувствуют, они такие чудесные! Женщина — ей 40 лет, 4 детей, чудесная мама и жена, читает на клиросе. И они все здесь, и такие хорошие! Все вместе мы здесь собираемся и наслаждаемся общением. По четвергам у нас проходят занятия со взрослыми. Мы это называем «За чашкой чая у батюшки Серафима».

Я очень рад за эту общину, и рад, что с нами отец Николай Шкондин. Я его искренне люблю и благодарю Бога за такого человека по душе. Бывает, думаешь, как отношения с людьми сложатся, а тут не думаешь, входишь, и они все твои, все любимые. И когда я вижу отца Николая, я радость испытываю. И это дар Божий! Мы друг друга слышим, знаем, понимаем. Знаем детей, какие у кого проблемы, какие достижения, у нас общие задачи, мы вместе молимся.

Сейчас ещё занятия с детьми в Воскресной школе мы проводим в стенах храма. В среднем, на занятиях присутствует человек 15. Изучаем Закон Божий, проводим вместе утренники, поделки различные делаем, рисуем. У нас детская площадка, мы с ними в бадминтон играем, в мяч и так далее. Многими такими интересными для детей делами занимаемся помимо основных занятий. Общие трапезы у нас постоянно. Воскресный день у нас никогда не заканчивается отпустом в храме. Мы или кулеш варим, или чай с печеньем пьём. Я для того и Университет наш педагогический закончил, чтобы с детьми имел право заниматься, Гимназию православную организовывать. Занимался я и обучающими программами всеми.

И вот задумывался я много раз: что такого особенного я сделал? Ничего сверхъестественного вроде не делал. Можно сказать, что по дару Божьему я всех люблю. Может, этим люди заражаются вокруг нас, и мы вместе вот в этом чувстве пребываем. Все в восторге каком-то находимся. Сила любви присутствует здесь, однозначно.

Беседовала Светлана Тишкина


Уважаемые читатели, братья и сестры, у нас есть небольшая просьба. Статьи и материалы часто меняют жизни людей – находятся ответы на сложные вопросы.
Газета «Православная Луганщина» работает уже 9 лет. Чтобы делать качественные материалы нужно оплачивать работу журналистов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.
Пожалуйста, поддержите наши проекты 
ПравЛуг (Печатное издание «Православная Луганщина» и сайт «pravlug.ru» )

 

НеплохоНормальноХорошоЗамечательноПревосходно (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Ждем Ваш комментарий

Яндекс.Метрика