Священник Диомид Игнатьевич Винник

Священник Диомид Игнатьевич Винник родился в семье бедняка Винника Игнатия Феоктистовича в селе Первозвановка, Успенского района, Луганской области (место рождения указано по административному делению на 2004 г., ранее это Ектеринославская губерния). Семья Винник – не коренные жители с. Первозвановка, а попали они в это село необычным образом. Дедушку о.Диомида, Феоктиста Власовича, променяли на собаку из села Бахмутовка, так как его отец Власий Винник (прадед о. Диомида) в 1833 г. был повешен за участие в крестьянском бунте.
В семье Игнатия Винника было три сына: старший — Тит, средний — Андрей и младший Диомид. Когда Диомиду исполнилось 8 лет, умер отец (Игнатий Винник) и дети остались на попечении дедушки Феоктиста, занимаясь крестьянским трудом. Однако семья ещё более обеднела, потеряв кормильца Игнатия.
В селе, в богатой семье подросла дочь Анастасия, Отец Анастасии Семен присмотрел ей в мужья бедняка Диомида, дочери он сказал: «Хоть и беден жених, но руки у него золотые и голова умная». Так Диомид получил жену Анастасию Семеновну (188_ года рождения), а с нею и богатое приданое.
В 1899 г. родилась первая дочь Надежда. В 1900 г. Диомид Игнатьевич призван на военную службу, которую проходил в Одесском военном госпитале писарем. С ним находилась и его молодая жена.
В 1901 г. родилась вторая дочь Анна.
В 1904 г. Диомид Игнатьевич откомандирован на Луганский патронный завод учетчиком инструментальной мастерской (в Луганске проживал в районе 7-й общеобразовательной школы).
В 1905 г. родилась третья дочь Екатерина. В этом году Диомида Игнатьевича увольняют с завода за участие в работе подпольных рабочих комитетов. Он сразу же уезжает в Сибирь в поисках свободных земель и перемены места жительства. Однако задумка не увенчалась успехом.
По возвращении из Сибири поступает работать на шахту Кольберга при станции Антрацит. Здесь также преследуется полицейской службой за участие в шахтерском движении, за что уволен с шахты. Далее переезжает на станцию Криндичевскую, где работает проходчиком на шахте Волынского и Ландо.
В 1908 г. родился сын Неон.
Молодой, красивый и умный Диомид Игнатьевич был всегда на примете. В 1909 г., как только открылась новая шахта «Центральная», он получил приглашение на работу на должность горного десятника, где и прослужил 5 лет. Как справедливый и заботливый человек, десятник Диомид Игнатьевич неоднократно ставил вопрос перед руководством шахты о повышении зарплаты рабочим и снижении норм выработки, за что в 1914 г. и был уволен с шахты «Центральная» инженером Слидзиевским.
В 1912 г. родился сын Василий.
В связи с началом Русско-Германской войны в 1914 г. был мобилизован в царскую армию. Службу проходил писарем Одесского госпиталя, затем подал рапорт о мобилизации его на фронт, где служил санитаром 52-го Военного санитарного транспорта. Здесь он был ранен и получил контузию. По выздоровлении после ранения демобилизовался из армии и в 1916 году вернулся в свою семью в с. Первозвановка. По возвращении узнал, что в семье большое горе: недавно похоронили старшую дочь Надежду, которая, принимая участие в отправке продуктовой помощи обозами для фронта, простыла и смертельно заболела.
Вернувшись в село, Диомид Игнатьевич «с головой ушел» в крестьянский труд. Семья большая, надо кормить, а тут ещё и время смутное — царь отрекся от престола. Отголоски октябрьского переворота докатились и до села Первозвановка.
Для наведения порядка в молодой Советской стране создаются Исполнительные комитеты (сельский исполком).
В 1918 г. на общем собрании крестьян Винник Диомид Игнатьевич избирается первым секретарем исполкома села Первозвановка. В селе 155 дворов. Работа секретаря была как почетная общественная работа и не оплачивалась. Средства для жизни он добывал своим трудом в собственном хозяйстве.
Началась гражданская война. Село Первозвановка 18 раз переходило из рук в руки. То «красные», то «белые», а ответ за порядок в селе при смене власти держал секретарь Исполкома или староста села, в зависимости от того, кто занимал село – «красные» или «белые». Однажды даже ставили на расстрел под пулемет, чтобы выдал тех, кто поддерживает «новый» порядок, но дело до расстрела не дошло. В это тяжелое для села время (то продразверстка, то продналоги) негласно создается группа по борьбе с Советской властью. В селе происходят диверсии, по ночам совершались грабежи и даже убийства.
Односельчане, члены этой группы, неоднократно предлагали Диомиду Игнатьевичу записаться в их, так называемое, «обижающееся войско», обещая при этом определенные материальные блага и дополнительные продукты. На вопрос Диомида о целях и задачах этого «войска» следовал уклончивый ответ: «А ты запишись и все узнаешь». Диомид Игнатьевич отказывался от подпольной борьбы, продолжая честно исполнять обязанности секретаря Исполкома села и помогая расследовать случаи диверсий. Были украдены общественные быки. При содействии Диомида Игнатьевича следствию, дело было вскоре раскрыто, виновники найдены. В результате односельчанин Едаменко Сергей был осужден и выслан из села (в селе из 155 дворов было 23 семьи Едаменко). Так проходят тяжелейшие 5 лет. Диомид Игнатьевич, как честный человек и глубоко верующий христианин понимает трудности односельчан, он на их стороне, но по должности обязан служить властям. Он решает оставить работу Секретаря сельского Исполкома, сославшись на плохое состояние здоровья.
Оставив работу Секретаря Исполкома села в 1923 году, он ведет личное хозяйство. У него 8 десятин (1 десятина — 1,45 га) пахотной земли, 2 лошади, 1 корова, 3 овцы и полный комплект сельскохозяйственного инвентаря (плуг, борона, косарка, бричка и т.д.). Чувствуя, что за 5 лет, будучи в должности Секретаря Исполкома села, не всегда поступал с односельчанами по справедливости, а чаще по закону, осенью 1923 года, когда закончились полевые работы, он тайно покидает село и уходит в Святогорский Монастырь, где пребывал в молитве и послушании более года. В 1924 году богоборствующее государство приступило к разорению последних монастырей. Здания и имущество монастырей ликвидировались, послушников и монахов насильно выдворяли за пределы монастырских стен, судили, расстреливали, отправляли в тюрьмы и лагеря. Был ликвидирован и Святогорский монастырь.
Диомид Игнатьевич возвращается в село, сохраняя в тайне свое пребывание в монастыре. Из монастыря он приносит, ни кому об этом не говоря (до времени), благословение настоятеля монастыря икону Господа нашего Иисуса Христа «Моление о чаше». Только потом, в 50-х годах, незадолго до своей смерти он покажет её своей дочери Екатерине и скажет, чтобы она эту икону хранила как зеницу ока и отдала священнику, который придет в дом за ней (иконой).
По возвращении в село он становится усердным прихожанином в сельской церкви, построенной в честь Андрея Первозванного. Не пропуская ни одной церковной службы, усердно молится, и за такое усердие его приглашают его на клирос. Он принимает активное участие в делах церкви и общественной жизни села. Народ избирает его председателем ревизионной комиссии сельского кооператива «1 Мая». При проверке работы администрации кооператива находит много недостатков и все это отражает в своих актах. К власти в сельсовет уже приходят «нечистые на руку» люди, которые участвовали когда-то в подпольных «обижающихся войсках» — Едаменки и Замулы (на предложение которых вступить в их войско Диомид Игнатьевич ответил «нет»). Теперь, облеченные властью, эти люди ищут способ извести умного, уважаемого народом Диомида. Они затаились и ждали своего часа (и он придет в 1926 г.).
В стране действует закон об отделении церкви от государства. При Облисполкоме создается управление по  делам религии. Все церкви и церковные общины заново регистрируются. В церковных общинах выбираются Уполномоченные по делам церкви. Первозвановская сельская церковь также зарегистрирована и прихожане уполномоченным представителем избирают Винника Диомида Игнатьевича.
На одном из заседаний актива кооператива «1 мая» в 1926 г., затаившиеся ранее его враги пошли в лобовую атаку, обвинив Винника Диомида Игнатьевича в подтасовках фактов, отраженных в актах ревизионной комиссии, и придав ему кличку «диакон», отстранили его от обязанностей председателя ревизионной комиссии. Далее они лишают его избирательных прав как священнослужителя (хотя в штатных служителях он не был).
Сына Неона, которому к тому времени исполнилось 18 лет, тоже лишают прав «голоса». В те времена таких людей называли «лишенцами», это означало, что человек находится вне советского общества — учиться и работать никуда не принимали. Младшенького Василия, которому исполнилось 13 лет, тоже нашли, как обидеть: обозвав его «сыном дьячка» исключили из школы. Он учился в 7 классе и был прилежным учеником.
Диомид Винник, как напрасно обиженный человек, начинает искать «правду». Пишет заявления, жалобы во все инстанции, соблюдая субординацию. Первая жалоба от 13.02.1927 г. — Первозвановский избирком, далее в Новосветловский район, затем в Луганск, и, наконец, в г. Киев. Но перед ним непробиваемая стена, ответ один — «отказать».
Диомид Игнатьевич в отчаянии (это видно по изложению мыслей в его новых жалобах) начинает новый круг в поисках правды — и снова неудача. Чтобы окончательно морально уничтожить умного и справедливого человека, власть сельсовета, где уже уверенно восседают Замулы и Едаменки, организовала арест Диомида Игнатьевича. Продержав без допроса и следствия, его отпустили. Придя домой, Диомид Игнатьевич находит, что его семья из дома выдворена, а имущество конфисковано без всяких объяснений. Измучившись вконец, и многое осознав, он принимает решение покинуть родное село и уехать куда-нибудь на производство. Однако на его просьбу о выдаче документов для выезда председатель сельсовета Василий Замула, окинув его взглядом, полным презрения («ненависти», как пишет в своей жалобе Диомид Игнатьевич) ответил: «Я тебе документов не дам, а посажу на саму высокую гору, а если не будешь сидеть – положу». Тогда Диомид Игнатьевич понял, что такие люди могут и убить. Он уходит в подполье, в полном смысле этого слова, днем живет в погребе. Диомид Игнатьевич использует последнюю попытку добиться правды в жизни — 17 апреля 1930 года (стр. 16-18, д. 184, ф. 230 Луганского областного архива). Он пишет жалобу в Новосветловский РИК и начальнику отдела милиции, где подробно описывает все козни местной власти, устраиваемые ему за то, что он был просто законопослушным гражданином. И уже не о себе, а переживая о судьбах своих сыновей, просит помочь восстановить справедливость. Ответ приходит через 4 месяца из Луганска — «отказать».
Вся переписка Диомида Игнатьевича Винника в борьбе за восстановление справедливости с подробными анкетами, автобиографиями и жалобами, с описаниями ключевых фактов его жизни Божьим промыслом сохранена и находится в государственном архиве г. Луганска в фонде № 230, опись 1, дело № 184 на 33 страницах и называется «Дело о восстановлении в избирательных правах гражданина Винника Диомида Игнатьевича, жителя с. Первозвановки». В этом же фонде № 230 опись 1 чудом сохранено и дело №185, из 5 страниц «дело о восстановлении в избирательных правах Винника Неона Диомидовича».
В 1943 г. Диомид Игнатьевич зачислен в штат Луганской Епархии псаломщиком церкви Андрея Первозванного в своем родном селе Первозвановка.
4 декабря 1945 года Диомид Винник рукоположен в сан священника. С этого дня он переезжает жить в с. Красное (Церковное) и служит в Свято — Введенском храме, где и прослужил 10 лет до дня своей смерти — 24 июля 1955 г. По официальным документам о. Диомид умер (ф. №2673, д. №23, стр.2, Луганский Государственный архив). Похоронен о. Диомид на сельском кладбище с. Красное (Церковное). По словам очевидцев, жителей с. Красное (Церковное), о. Диомид был застрелен неизвестными у себя в доме. Дело об убийстве не расследовалось.
Сыновья о. Диомида Неон и Василий воевали на фронтах Великой Отечественной войны.
Исследователи жизни о. Диомида, изучая архивные документы, конечно, не надеялись найти современников и свидетелей его жизни или родственников, но прилагали к этому все усилия. Среди односельчан нашлись такие люди — одни у него крестились, другие венчались, но от личной жизни о. Диомида они были далеки, да и время прошло немалое — полвека. Общее мнение об о. Диомиде — в селе его любили за душевную доброту и бесконечную щедрость. Все богослужения проходили в переполненном людьми храме. К о. Диомиду шли и ехали (в те годы на бричках) со всей округи. Он был желанным в каждом доме. После войны многие семьи получили большую материальную поддержку от о. Диомида. В голодный 1947 г. многие люди выжили благодаря поддержке о. Диомида, он помогал деньгами и продуктами, пожертвованными прихожанами. Многие на него надеялись, как на своего кормильца, и о. Диомид никогда не забывал о нуждающихся. Люди так и говорят: «Он спасал нас от голода». И когда не стало о. Диомида, все чувствовали себя осиротевшими, он ведь не только давал советы и помогал — он спасал души.
С самого начала этой работы, исследователи прилагали усилия к поиску оставшихся в живых родственников о. Диомида. И вот январь 2004 г., перед нами внучка о. Диомида Александра Александровна Шищенко (дочь Екатерины Демьяновны). Александра Александровна уже три года на заслуженном отдыхе, последние 17 лет она работала в с. Первозвановка: начинала секретарем сельсовета, а затем его председателем.
Ознакомившись с архивными материалами о жизни своего дедушки о. Диомида, она решила дополнить их своими воспоминаниями.
Во-первых, Александра Александровна исполнила завещание дедушки, о. Диомида, который завещал своей дочери Екатерине передать священнику принадлежащую ему икону «Моление о чаше», которой он был благословлен настоятелем Святогорского монастыря в 1924 г., и его панагию с иконой «Воскресение Христово». Протоиерей Андрей (Дубина), настоятель Свято-Введенского храма, принял этот дорогой подарок из рук в руки.
Далее Александра Александровна рассказала следующее о жизни о. Диомида то, чего нет в архивных материалах.
Детей о. Диомида уже нет в живых. Дочь Екатерина умерла в 1991 г., похоронена в с. Первозвановка. Дочь Анна умерла в 1995 г., похоронена в г. Луганске. Сын Неон до войны закончил техникум, жил в городе Ереване, погиб в боях под Моздоком в 1943 г. Сын Василий до войны закончил Новочеркасский институт, погиб в боях под Ленинградом в 1942 г. Жена о. Диомида матушка Анастасия умерла в 1949 г. и похоронена в с. Красном возле Свято-Введенского храма по ее просьбе: «Чтобы всегда слышать церковный хор». Матушка Анастасия была глубоко верующим человеком. Бабушку внуки любили за её бесконечную доброту.
Архивные данные о жизни Диомида Винника в 20-е годы напомнили Александре Александровне разговор с мамой (Екатериной), которая без слез не могла говорить о страданиях отца в те годы. Особенно ей запомнился рассказ о том, как дедушка молитвой спасся от верной смерти. Его в 1936 г. арестовала местная Первозвановская власть, без суда и следствия продержав под замком три дня. А поздним вечером трое повели его в Винницкую балку на расстрел. Идет о. Диомид, читает молитву «Живый в помощи …», подошли к балке, эти трое смотрят друг на друга, потом повернулись и ушли, на прощание сказав ему: «Живи, Диомид». В слезах, благодаря, Бога, вернулся он домой и вскорости с семьей уехал из села.
Когда о. Диомид в 1945 г. стал служить в Свято-Введенском храме с. Красное (Церковное), Екатерина пела в церковном хоре, никогда не пропуская богослужений. В хоре пела и старшая сестра Александры Надежда (1937 года рождения). Надя была особо любимой внучкой о. Диомида.
Дедушку Диомида все уважали, но были три человека, которые приходили к дедушке в церковь и требовали отдать им деньги, на что дедушка им отвечал: «Деньги церковные, не имею права их отдать». Тогда они пригрозили: «Не отдашь, убьем». Дочь Екатерина об этом знала. Однажды во время службы о. Диомид знаком показал их. Они зашли в храм, не сняв головных уборов, о.Диомид остановил службу, подошел к ним и сказал, чтобы они сняли головные уборы. Таким образом, Екатерина и увидела будущих убийц дедушки. Она, опасаясь за жизнь дедушки, неоднократно звала его жить к себе в Первозвановку, но дедушка не хотел оставлять храм и ставшее ему родным с. Красное (Церковное). С дедушкой в доме жила послушница Марфа.
24 июля 1955 г. – Александре Александровне было 9 лет. Она с родителями и сестрой Надей возвращалась на мотоцикле домой из пос. Краснодон. Вдруг сестра Надя громко закричала. Остановились. Надя ничего не могла объяснить, только плакала. Утром следующего дня из с. Красного сообщили, что убит в своем доме дедушка Диомид. Дело было так. Вечером в дом постучали и сказали, что хотят тайно крестить ребенка. О. Диомид сам открыл дверь. Сразу же спросили, приготовил ли он деньги. И после ответа «нет» прозвучал выстрел. Трое мужчин вошли в дом, ударом сбили с ног послушницу Марфу. Все вещи и книги сложили посреди комнаты, подожгли и ушли, сняв с убитого серебряный крест. Утром, когда соседи стали выгонять коров в стадо, заметили открытую дверь в доме о. Диомида и дым. Вошли в дом и увидели эту трагедию. О. Диомид лежал окровавленный с огнестрельной раной в виске. Костер так и не разгорелся, только тлел, все вещи и книги остались целыми. Хоронили о. Диомида всем селом, на похоронах было много священнослужителей. На кладбище Екатерина потеряла сознание, ее унесли. Саша плакала. Взяла ее старушка за руку и говорит: «Не плачь, дедушка встанет, возьмет крест и поведет нас всех в рай».
На прощанье Александра Александровна подарила много семейных фотографий и две фотографии о. Диомида, которые мы долго искали.

Материал подготовил
Протоиерей Валерий Новоселов

НеплохоНормальноХорошоЗамечательноПревосходно (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Добавить комментарий

Рекомендованное

Исцеление гадаринского бесноватого. Новооткрытые тексты. ЕВАНГЕЛИЕ ДНЯ (ЛК. 8, 26-39)

После кончины митрополита Антония Сурожского среди его вещей была обнаружена кассета с беседами на избранные фрагменты Евангелия от Марка. Представляем вашему вниманию ...

Читать далее

Главная заслуга преп. Нестора – возвеличивание истинного знания

Завтра день памяти преподобного Нестора Летописца. Место монашеского подвига - кручи Днепра. Знаменитая Киево-Печерская лавра с самим преподобным Феодосием во ...

Читать далее

Нестор Летописец - «отец» русской филологической науки

9 ноября Православная церковь чтит память преподобного Нестора Летописца. Он известен как составитель «Повести временных лет» — первой русской летописи, ...

Читать далее

О чем молятся Великомученику Димитрию Солунскому

Издревле Великомученика Димитрия Солунского  считали покровителем воинов и защитником от вражеских нападений. Сами военнослужащие и их близкие могут молиться святому ...

Читать далее

Луганчанка из клуба КОПИЕ приняла участие в межрегиональном конкурсе Зерно Истины (+ВИДЕО)

Блестящая игра руководителей-тренеров детских команд знатоков православной культуры на телевизионном Международном конкурсе "Зерно Истины"! В состав тренерской команды вошла и ...

Читать далее

Об иконе Божией Матери «Всех скорбящих радость»

Пред иконой Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», которую Святая Церковь чествует 6 ноября, молятся все обиженные, угнетенные, страждущие, в отчаянии, ...

Читать далее

Добрая акция от прихода св. блгв. кн. Александра Невского (+ВИДЕО)

1 сентября, по благословению Высокопреосвященнейшего Митрофана, митрополита Луганского и Алчевского, на базе прихода в честь св. блгв. кн. Александра Невского ...

Читать далее

Воцерковители Донбасса. Протоиерей Александр Устименко

Пять братьев-протоиереев служат благочинными в Луганской и Донецкой областях. Отец Александр – пятый по счету, уже более 20 лет в ...

Читать далее

Для кого напрасны доказательства Истины? ЕВАНГЕЛИЕ ДНЯ (Лк. 16, 19-31)

Лк.16:19–31. Притча о богаче и бедном имеет тесную связь с предыдущей притчей о неверном управителе. Добрым употреблением богатства можно достигнуть ...

Читать далее

Юродивая Христа ради: Параскева блаженная (Старобельская)

30 октября Луганская земля отмечает день памяти ее соотечественницы святой подвижницы блаженной старицы Параскевы (Старобельской). Краткое ее житие предлагаем вниманию ...

Читать далее

%d такие блоггеры, как: