Рекомендованное

Смысл и значение 5-й Недели Великого поста

5 неделя (18 апреля) — преподобной Марии Египетской. История преподобной Марии Египетской, пожалуй, самый яркий пример того, как через усиленный пост ...

Читать далее

Что такое Суббота Акафиста?

Похвала Богородицы в 2021 году, или Суббота Акафиста, приходится на 17 апреля (при этом сам акафист Похвалы Богородицы служится накануне, ...

Читать далее

Сельские будни Новосветловского благочиния

О жизни приходов и как протекают приходские будни – об этом вниманию дорогого читателя мы предлагаем беседу с благочинным Новосветловского ...

Читать далее

Можно ли быть хорошим человеком без веры в Бога?

«Я  в Бога не верю, но ничего плохого  не делаю» - знакомая фраза, не правда ли? Не менее известна и другая: ...

Читать далее

Все о празднике Благовещения Пресвятой Богородицы

Благовещение в 2021 году празднуется 7 апреля. Дата этого праздника постоянная, в отличии, скажем от даты празднования Пасхи. В этот ...

Читать далее

Легендарный атаман Матвей Платов

Среди самобытной природы Слобожанских степей, в Антрацитовском районе ЛНР расположено село Боково-Платово. Его жители, а особенно старожилы, могут рассказать немало ...

Читать далее

Устоять против чужого влияния! (СОЦОПРОС)

День мученической смерти святого Иоанна Предтечи вспоминается Православной Церковью 11 сентября (29 августа ст. ст.) и называется днем Усекновения главы ...

Читать далее

Пятая заповедь

Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, - гласит пятая ...

Читать далее

Архимандрит Иоанн: Надеюсь, монастырь станет духовным оплотом православия нашей епархии

В дни Великого поста об истории и жизни единственного в Республике мужского монастыря ЛИЦ рассказывает игумен Свято-Вознесенской обители архимандрит Иоанн ...

Читать далее

Природа смеха: во благо или на погибель

Есть «время сетовать» и «время плясать» (Еккл.3:4). Гомерический смех. Смех сквозь слезы. Неумеренный смех  - потакание человеческой падшей природе. И ...

Читать далее


Рядом со строительным вагончиком, переделанным под маленькую церквушку с небольшим куполом и крестом над ним

строился большой каменный храм. Долго строился. Да и как можно было его быстро возвести, если жителей в поселке и полтысячи душ не наберется, а прихожан точно по статистике лишь десятая часть?

Вот и мерзли зимой, и парились летом в железном вагоне полсотни верующих, но затеи своей — типовой храм построить — не бросали. Более того, добились у архиерея, чтобы он им постоянного священника дал, а не приезжающего по праздникам очередного пастыря из немногочисленного и постоянно занятого своими приходскими делами священства благочиния, к которому этот поселковый храм относился. Архиерей от просьбы прихожан церковного вагончика, особой радости не испытал, по одной простой причине: он прекрасно понимал, что семейного батюшку данный приход никак не прокормит, а лишних монахов, в миру служащих, у него в свободном наличии не было.

Прихожане же были не только настойчивы, но и изобретательны. В небольшом монастыре, недалеко от епархиального центра, среди братии монастырской их земляк — иеромонах подвизался, вот они его и «сагитировали», а затем и архиепископу готовое решение преподнесли. Архиерей, по крохам данный монастырь собиравший, и каждого тамошнего насельника лично знавший, вынужден был просьбу данную уважить. Понравилась владыке настойчивость прихожан «из вагончика», хотя на их обещание, что данный иеромонах будет у них «как сыр в масле кататься», архиерей все же с улыбкой возразил:

— У монахов, в году постов больше чем дней скоромных. Вы там, родные, с сыром и маслом не усердствуйте особо…

Должно заметить, что иеромонах, приняв на себя настоятельские обязанности, оказался молитвенником к себе строгим, к прихожанам снисходительным, к службам всегда готовым, а строителем… никаким. На все сетования о том, что надобно по «начальствам» походить и на новый храм стройматериалов выпросить он никак не реагировал, лопаты в руки не брал, как и на лесах строительных замечен не был.

Удручала эта особенность пастыря приходского старосту со звучной фамилией Соловей. Не выдержал как-то этих огорчений и смущений Никита, так Соловья звали, собрал весь актив приходской и после воскресной службы к настоятелю обратился:

— Ты, батюшка наш дорогой, молишься много и служишь исправно, но надобно все же и стройкой заниматься. Одно дело, когда мы в кабинетах начальственных пороги обиваем, а другое, когда ты, в рясе да с крестом. Храм-то строить надобно…

Иеромонах, взор потупив, выслушал нарекания, вздохнул сокрушенно и ответил неожиданно:

— Я, братия и сестры, присягу священническую приносил, когда меня в сан возводили, и стараюсь ее неукоснительно соблюдать. Ничего в той присяге ставленнической про стройку не прописано, лишь о молитве, богослужениях, проповеди и нравственности священника говорится. Да и вы меня сюда звали служить, да молиться поболее. Об этом речь была и передо мной, и перед владыкой нашим.

Подумал еще иеромонах и заключил:

— Видно молимся мало, что Бог нам не помогает…

— Как же мало, — возмутился староста, — и субботы, и воскресенье служим, все праздники – не пропускаем, так мало того, вы еще и молебны каждый Божий день поете. Такого, отродясь, не было.

— Мало просим Бога… — тихо добавил настоятель.

Это тихое «мало» повторенное иеромонахом даже возмутило Никиту Соловья.

— Да что вы говорите такое, отец-батюшка! Вон на соседнего настоятеля посмотрите. Воскресенье отслужил и целую неделю по шахтам, да организациям. Так у него уже и храм стоит утварью полным-полнехонек, и колокольня почти готова. Давеча, рассказали, колокола ездил заказывать. Он что за одно воскресенье успевает Бога уговорить, чтобы Тот ему благодетелей да жертвователей присылал?

На том и закончилось непредвиденное приходское собрание. Каждый при своем остался. Огорченный староста, пребывая по итогам разговора в смятении и смущении, заставил внука найти в своем «интернате», так он интернет называл, присягу, которую будущие священники, перед тем как сан принять, приносят. Внук нашел, распечатал и деду Никите предоставил.

Как ни вчитывался староста в текст, пред ним лежащий, так и не нашел там обязательства будущего священника храм строить. Было, конечно, там обещание во всем правящего архиерея слушать, но ведь они у владыки-настоятеля себе просили службу Божию служить, а не благодетелей искать и кирпичи класть. Ехать же опять в епархию и просить владыку, чтобы тот такое послушание на их иеромонаха возложил, староста поостерегся. Да и было от чего появиться этому предостережению. Видя, как искренне служит монах, да как ласково с людьми обходится: выслушает, посочувствует и даже подскажет чего и как попробовать сделать надобно, этому радоваться следует, а не владыку новыми просьбами досаждать. Ведь, как ни рассуждай, а полюбили своего настоятеля прихожане.

Да что там говорить! Никита даже решил крыльцо к вагончику пристроить, душ на тридцать молящихся больше стало.

В следующее воскресенье, после приходского общего разговора, перед тем, как крест к целованию преподнести иеромонах поблагодарил всех за молитву, а потом и объявил:

— Все вы, молитвенники наши, знаете, что есть у нас на клиросе Евдокия, службу на зубок знающая и, хоть слаба глазами, по годам своим, но что нужно и споет правильно, и прочитает как нужно. Поговорил я с ней давеча, чтобы мы каждый вечер да утро полную службу Богу служили, пока храм наш строится. Хоть и не велика копейка доходная будет, но знаю я точно, что Господь не может не благословить  Свой храм построить… Вы же, кто сильно по хозяйству, да работами обязательными не связан, приходите помолиться и помочь чем умеете, или чем можете.

Огорчился Никита. Это где же такое бывало, чтобы в поселке захудалом, как в монастыре служили? Чудит иеромонах.  Тут вот цемента тонну надо, деньги-то насобирали, слава Богу, а машины привезти — нет. Лучше бы на шахту сходил, транспорт какой-никакой выпросил.

С понедельника настоятель начал служить ежедневно, причем так уже усердно, как и в дни воскресные да праздничные. К удивлению Никиты в вагончик всегда хоть несколько человек, но приходили, причем часто те, которых здесь он никогда в глаза не видел.

Не учел староста о том, что в их местности поселки друг от друга недалеко находятся и слух о странном попе-монахе, который только и делает, что службы служит,  быстро окрестные веси настиг.

Стали к вагончику машины легковые подъезжать, да не простые, а целые «гардеробы». Этими наименованиями Никита джипы называл. Из черных да белых гардеробов выходили лица начальственные, холеные да лощеные.  Приедут, в храм приспособленный зайдут, батарею свечей расставят, так что на двух имевшихся подсвечниках и не вмещаются, а потом ждут, когда служба окончится, чтобы со священником поговорить. О чем разговоры, Никита не ведал, но вот только, после бесед этих к нему эти новые посетители вагончика заладили подходить, с одним вопросом:

— Дед, что для стройки надобно?

Чего надо староста знал точно и ответственно, у него даже списочек был, длинный такой, на две тетрадные страницы. И месяца не прошло, как стал Никита крестики напротив нужных материалов,  ставить, а со временем, в тетради своей вместо «нужно найти», стал писать «необходимо сделать».

Службы в храме так и совершались – ежедневно. Никита обеспокоился, решил купить новую духовку электрическую, просфоры печь. Раньше ведь два десятка просфор на всю неделю хватало, а теперь одних служебных надобно почти пятьдесят штук, да маленьких четыре сотни… Выделил староста почти тысячу гривен на новую печку, да купить не успел, жена директора соседней хлебопекарни печь пожертвовала, вкупе с громадным чаном для замеса теста, которую тут же под крещенскую купель приспособили. В купель эту теперь даже самого директора этой пекарни можно окунать, несмотря на его вес восьмипудовый.

Вот так и идут дела приходские. Храм новый уже оштукатуренный стоит, купола позолотой покрывают, да о колокольне прихожане рассуждать начали. В том, что соорудят они звонницу Божию, сомнений нет, в ином проблема: где купола заказывать?

Владыку пригласили на Покров. Освятить церковь новую. Обещался приехать.

А батюшка-то что? Да ничего.

Как обычно.

Молится.

Протоиерей Александр Авдюгин