Рекомендованное

Смысл и значение 5-й Недели Великого поста

5 неделя (18 апреля) — преподобной Марии Египетской. История преподобной Марии Египетской, пожалуй, самый яркий пример того, как через усиленный пост ...

Читать далее

Что такое Суббота Акафиста?

Похвала Богородицы в 2021 году, или Суббота Акафиста, приходится на 17 апреля (при этом сам акафист Похвалы Богородицы служится накануне, ...

Читать далее

Сельские будни Новосветловского благочиния

О жизни приходов и как протекают приходские будни – об этом вниманию дорогого читателя мы предлагаем беседу с благочинным Новосветловского ...

Читать далее

Можно ли быть хорошим человеком без веры в Бога?

«Я  в Бога не верю, но ничего плохого  не делаю» - знакомая фраза, не правда ли? Не менее известна и другая: ...

Читать далее

Все о празднике Благовещения Пресвятой Богородицы

Благовещение в 2021 году празднуется 7 апреля. Дата этого праздника постоянная, в отличии, скажем от даты празднования Пасхи. В этот ...

Читать далее

Легендарный атаман Матвей Платов

Среди самобытной природы Слобожанских степей, в Антрацитовском районе ЛНР расположено село Боково-Платово. Его жители, а особенно старожилы, могут рассказать немало ...

Читать далее

Устоять против чужого влияния! (СОЦОПРОС)

День мученической смерти святого Иоанна Предтечи вспоминается Православной Церковью 11 сентября (29 августа ст. ст.) и называется днем Усекновения главы ...

Читать далее

Пятая заповедь

Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, - гласит пятая ...

Читать далее

Архимандрит Иоанн: Надеюсь, монастырь станет духовным оплотом православия нашей епархии

В дни Великого поста об истории и жизни единственного в Республике мужского монастыря ЛИЦ рассказывает игумен Свято-Вознесенской обители архимандрит Иоанн ...

Читать далее

Природа смеха: во благо или на погибель

Есть «время сетовать» и «время плясать» (Еккл.3:4). Гомерический смех. Смех сквозь слезы. Неумеренный смех  - потакание человеческой падшей природе. И ...

Читать далее

 В результате исследования ранее закрытых для научных сотрудников архивных фондов рушатся созданные в советские времена «мифы», возвращаются забытые имена наших соотечественников.  В их числе имя священника Акима Трофимовича Олексюка.

            После того, как державные рычаги оказались в руках советской власти, она потребовала не просто законопослушания: борьба велась за души людей. Сам факт существования Церкви в СССР был для богоборческой власти сильнейшим вызовом. Секретарь ЦК ВКП(б) Каганович в секретном обращении к местным партийным комитетам в феврале 1929 года писал, что религиозные организации «являются единственной легально действующей контрреволюционной организацией, имеющей влияние на массы». В служителях Церкви большевизм видел, прежде всего, своих духовных врагов, подлежащих в конечном итоге полному уничтожению.  Одним из священников, на которых обрушился гнев дорвавшихся до власти атеистов, был священник Аким Трофимович Олексюк, уроженец с. Засельцы Тернопольской области. Родился он в 1886 году в семье крестьян-середняков. Был старшим из трех братьев. Когда Акиму исполнилось   семь лет, умер его отец. Мама Ефросинья Михайловна осталась вдовой с тремя малолетними сыновьями. Несмотря на материальные трудности, сыновья закончили начальную школу.

            Спустя  много лет Аким Трофимович, вспоминая юношеские годы, написал в автобиографии: «…12 лет от роду, поступил в Почаевскую Лавру, обучался во второклассной школе и пел в Архиерейском хоре. В 1902 году поступил в учительскую семинарию, которую окончил в 1906 году. До 1910 года работал сельским учителем. В 1910 году выдержал экзамен на получения священного сана при Волынской Духовной Семинарии». В том же году архиепископом Антонием (Храповицким) Иоаким Трофимович был рукоположен в сан священника и определен настоятелем церкви в село Менчицы, что в Волынской епархии. До 1915 года Олексюк был священником в сельском приходе.

 А затем судьба сделала  неожиданный виток. В 1915 году Иоакима Трофимовича назначают священником 320 пехотного Чембарского полка в действующую армию для «поучения и совершения духовных треб».

       В военное время священник мог глубоко заглянуть в душу солдата, избрав для этого удобный, подходящий случай, и образумить,  и наставить заблуждающегося. Поэтому и были введены в русской армии штаты православного духовенства.

            В бою место нахождения отца Иоакима всегда было на передовом перевязочном пункте, где скапливались раненые, нуждающиеся в моральной поддержке и медицинской помощи. Олексюк участвовал в легендарном Брусиловском наступлении. Довелось отцу Иоакиму возглавить штыковую атаку. В ходе наступления,  один из батальонов полка потерял своего командира, солдаты пришли в замешательство… Это увидел полковой священник Олексюк. Высоко подняв крест и обещая солдатам верную победу, отец Иоаким пошел на австрийцев.

            В ходе Брусиловского наступления Олексюк не единожды демонстрировал исключительный героизм и храбрость, за что и был «…удостоен наперсным крестом от Святейшего Синода» и награжден боевыми орденами святой Анны 3-й и 2-й степени с мечами. Было в ту пору отцу Иоакиму 30 лет.

                        В 1917 году, в связи с революционным переворотом, должность полкового священника была упразднена. Иоаким Трофимович возвращается с фронта домой. К этому времени, в связи с приближением линии фронта, его родные были эвакуированы из Волынской губернии и переехали в Лисичанск на постоянное место жительства. Олексюк, приехав в город, устраивается учителем в лисичанскую рудничную школу. А через два года вышел декрет правительства о запрещении учительствовать лицам, имеющим духовный сан. Несколько месяцев, пока Олексюк не имел работы, семье было очень тяжело. Но родные не роптали, смиренно ожидая лучших времен.

            В начале 1920 года Иоакима Трофимовича пригласили третьим священником в церковь г. Верхнего, что в трех километрах от Лисичанска,  а спустя три года он перешел священником в Благовещенскую церковь г. Бахмут. В 1924 года Иоаким Трофимович оставил духовную службу «… в связи с церковной разрухой» (как в последствии указывал он сам в автобиографии).

            В период наибольшего накала гонений (годы так называемого «Большого террора» 1937-1938 гг.) гарантию личной безопасности для «церковников» мог дать только полный разрыв с религией и открытый переход на службу воинствующему безбожию. В те года требовалось и другое – помочь выявить «контрреволюционных»  мирян, та же роль «осведомителей» предлагалась и мирянам. В конечном итоге все сводилось к тому, что для того, чтобы не сесть самому, надо было сажать других. Тогда внешне от Бога можно было и не отрекаться. Однако для подавляющего большинства церковных служителей путь скрытого предательства оказался столько же неприемлем, как и путь открытого отречения.

            Оставив свой приход, Олексюк в последующие годы работал в различных советских учреждениях «на счетной работе».

            Возобновил духовную службу Иоаким Трофимович в 1942 году в период оккупации Ворошиловградской области немцами. Впоследствии, уже будучи арестованным, на одном из допросов он показал: «Первое время после прихода немцев в Ворошиловград я нигде не работал, жил за счет тех запасов продуктов, которые у меня были к моменту оккупации города. В начале сентября 1942 года, когда средства к существованию иссякли, я решил … возобновить службу в церкви…».

    

       Заручившись письменными свидетельствами двух священников, с подтверждением его принадлежности к духовенству, Олексюк пошел в Николаевский собор к благочинному с просьбой дать ему приход.

            Олексюк был назначен настоятелем церкви в поселке Большая Вергунка. К этому моменту почти закончили ремонт здания бывшей школы, в которой устраивалась церковь.

            Освящение церкви произошло 29 ноября 1942 года и сопровождалось торжественным богослужением и крестным ходом. После освящения церкви в Большой Вергунке на квартире у Олексюка был торжественный обед, на котором, помимо духовенства, присутствовали члены Церковного совета, староста управы и несколько немецких офицеров из местной комендатуры.

            В ходе обеда Олексюк поблагодарил собравшихся за посещение церковного торжества, за помощь прихожанам в открытии церкви. Это короткая речь на обеде стала впоследствии краеугольным камнем в обвинительном заключении по делу «арестованного священника Олексюка А.Т.».

                        …Осенью 1944 судьба в который раз сделала крутой поворот…

            Олексюк Аким Трофимович был арестован 16 сентября 1944 года.

            Обвинение ему предъявили 26 сентября 1944 года.

            Весь компромат на арестованного собирали в Б. Вергунке и в Ворошиловграде, используя свидетельские показания местных жителей, направленные на создание версии о деятельности Олексюка как агента немецкой разведки. Примечательно, что в деле Акима Трофимовича фигурируют свидетельские показания 14 человек, жителей Б. Вергунки. 12 из них засвидетельствовали, что «антисоветских высказываний Олексюка не слышали». Один свидетель вспомнил, как священник в конце проповеди сказал: «Помолимся православные, за победу над врагом». Сам, будучи уже под следствием, мужчина истолковал этот призыв как «антисоветский».

            На очной ставке Олексюк подтвердил: «Да, я делал  объявления о службе за воинство и проводил такую службу, но я имел в виду всех погибших в войну. Это была панихида…».

            Отец Иоаким молился и за своего сына, танкиста, майора Дмитрия Олексюка, погибшего в бою на Курской дуге в июле 1943 года и похороненного в братской могиле, вдали от родного дома на станции Поныри Курской области. Командование части прислало Акиму Трофимовичу благодарственное письмо и орден Отечественной войны 1-й степени, которым был посмертно награжден майор Д. Олексюк. Друзья и товарищи по оружию писали: «Пусть этот орден придаст Вам силы увидеть день нашей победы над ненавистным, проклятым врагом…». Это письмо и сейчас бережно хранится у наследников Олексюка.

            … А следователю не было дела до душевных мук отца, потерявшего сына. Следователь пытался уличить Олексюка в визитах в управу.    Во время следствия обвиняемый Олексюк содержался под стражей во внутренней тюрьме УН КГБ по Ворошиловградской области. Всего его допрашивали 16 раз, было проведено 4 очные ставки.

Ни разу Олексюк не признал себя виновным, неоднократно подчеркивал: «… молиться за «освободителя» и его воинство я не призывал».

            Да и как мог Человек духовный, участвовавший в Брусиловском наступлении в Первую мировую; Священник, имеющий боевые ордена и награжденный наперстным крестом; Отец, потерявший сына на Курской дуге, предать свой народ и служить врагу?!

            Но у следователя было иное мнение…

            Особое Совещание при Народном Комиссариате Внутренних дел СССР постановило: «Олексюка А.Т. за изменческое поведение во время пребывания на оккупированной территории сослать в Джамбульскую область Казахской ССР сроком на пять лет».

О пяти годах ссылки отец Иоаким вспоминать не любил. В автобиографии он указал: «С сентября 1944 года по 1949 год вынужденный перерыв». И больше ни слова о лагерных буднях, о трудностях, неполадках со здоровьем, тяжелых условиях труда.

            После освобождения Олексюк вновь возвращается к церковной службе. В 1958 году к празднику Святой Пасхи протоиерей Иоаким Олексюк был награжден Палицей, а в 1960 году по благословлению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия – крестом с украшениями.

            Будучи посредником между Богом и людьми, Олексюк прожил долгую, полную трудностей и лишений жизнь. Прожил достойно и самоотверженно!

            Похоронен отец Иоаким на городском кладбище на Острой могиле. 21 октября 1991 года Олексюк Аким Трофимович был реабилитирован… Посмертно…

Татьяна Третьяченко,

заведующая отделом музея истории и культуры г. Луганска